Агентства ООН:

Дальнейшая потеря биоразнообразия серьезно скажется на жизни людей. Таков главный вывод экспертов, подготовивших целых пять докладов о связи между биоразнообразием и деятельностью человека.

Они были представлены на международной конференции, которая завершилась в пятницу в Колумбии. Один из отчетов посвящен Европе и Центральной Азии, а одним из его авторов был Руслан Новицкий из Национальной академии наук Беларуси. Руслан Викторович наряду еще с 24 ведущими учеными мира в качестве члена Междисциплинарного совета экспертов занимался научной координацией докладов. Елена Вапничная расспросила его о ситуации в постсоветских странах.

РН: Нас, постсоветские страны, объединяет во многом и социально-экономическое положение, и нормативно-правовая база и т. д. Многие направления, которые существуют в использовании биологического разнообразия, до сих пор имеют стереотипный характер. То есть мы получаем фактически те блага, которые дают нам экосистемы, эксплуатируя их. Во многих странах это идёт немножко не по тому пути, потому что численность населения постоянно растёт, и потребление, соответственно, тоже увеличивается. [Нужно действовать] для того, чтобы сохранить наше биологическое разнообразие. А мы, в принципе, сами как люди входим в состав биологического разнообразия, потребляем органическую продукцию и не можем уйти от экосистем, которые нам дают все блага. Это и чистая вода, и органическая продукция, и многие нематериальные блага, которые относят к культурному наследию. Можно даже банальный пример привести: значительная часть изменения климата также зависит от трансформации наших экологических систем, потому что они, аккумулируя в себе углекислый газ, не дают парниковым газам формировать тот самый парниковый эффект, который у нас уже растёт. К сожалению, из-за трансформации экологических систем и сокращения их площади, мы имеем в том числе и изменение климата.

ЕВ: Мы говорили о том, что раньше учёные, исследователи делали акцент на необходимости защиты биоразнообразия как такового, и не всегда было понятно, почему его нужно защищать, какая, грубо говоря, от этого польза людям. Могли бы Вы привести примеры, кроме уже известных, может быть: как человек выигрывает оттого, что мы сохраняем биоразнообразие?

РН: Дело в том, что за последние 60 лет, из-за переэксплуатации экологических систем мы практически утратили значительную часть нативных экосистем – тех, которые изначально были, но были изменены или уничтожены в связи с ведением сельского хозяйства и прочими действиями. И это вызывает на нашем континенте следующие последствия: сокращение объёмов пресной воды, пригодной для питья, сокращение пригодных агроэкосистем в связи с тем, что происходит эрозия почвы, в связи с тем, что идёт трансформация тех агросистем, которые мы до сих пор эксплуатировали, но эксплуатировали, в частности, и неправильными методами ведения сельского хозяйства. И утраты значительные. На территории Европы практически утрачено или трансформировано около 21 процента экосистем. Это значительная часть. Это та часть, которая могла бы при устойчивом использовании давать нам ещё органическую продукцию. Потери велики и в мировой экономике, и в нашей региональной экономике. На нашем континенте было утрачено за последние 50 лет около 42 наземных видов животных и растений.

ЕВ: С другой стороны, скажут: ну хорошо, ну исчезли какие-то растения, но всё равно ещё много видов осталось, ну да, грустно, но, а нам что от этого?

РН: Вот, посмотрите: только одни опылители в мировой экономике приносят доход от 250 до 500 триллионов долларов в год. Это только то, что мы покупаем в магазинах, и это производится с помощью насекомых-опылителей. Это один из маленьких сегментов. Насекомыми-опылителями производится всего 5 процентов органической продукции, но мы её постоянно потребляем. Если исчезнет этот сегмент, соответственно, у нас значительная часть органической продукции просто исчезнет с прилавков, и мы её потеряем. И возобновить её уже невозможно. А при этом численность населения у нас постоянно растёт - и в планетарном масштабе, и в региональном масштабе. И те страны, которые имеют высокую плотность населения, они имеют уже настолько [серьёзные] проблемы с экосистемами, что вынуждены восстанавливать их заново. И это значительные вложения, это не 2 копейки для сохранения в виде особо охраняемых природных территорий или в виде специфических мер охраны. Это значительные вложения, которые сейчас предпринимаются именно странами Евросоюза, потому что они поняли, наконец, что утрата экосистем влечёт ещё большие последствия, нежели их неправильная эксплуатация.

ЕВ: В докладе содержится также прогноз того, как будут в будущем складываться отношения людей и окружающей среды, природы. Что говорят авторы?

РН: Кроме того, что был подготовлен региональный отчёт о проблемах, там приведены как оценка современного состояния, так и динамика экосистем и отдельных видов для того, чтобы представить это всё людям, которые принимают решения, разрабатывая политику. Но сделана ещё и выжимка, так называемый набор политических инструментов для того, чтобы политики в странах понимали, каким образом необходимо интегрировать интересы сохранения биологического разнообразия непосредственно в политике. Это был амбициозный план, но тем не менее это пока единственный существующий в мире набор политических механизмов, которые впоследствии будут интегрированы в странах в виде законодательных документов. И тогда нам будут предоставлены какие-то гарантии того, что у нас в перспективе не будет сокращения благ, получаемых от природы. А наоборот, мы будем на фоне устойчивой эксплуатации, на фоне соблюдения определённых интересов в сохранении биологического разнообразия получать те блага, которые мы привыкли получать. В противном случае мы утратим то биологическое разнообразие, которое до сих пор эксплуатировали, и начнутся очень серьёзные проблемы именно с дальнейшей жизнью человека на Земле.

Поделиться новостью