Агенства ООН:

Здравствуй, Л.! Прошло уже полгода, как мы с тобой разъехались по разным городам. Ты знаешь, мне очень не хватает наших студенческих вечеринок, споров и тихих ночных разговоров за чашкой горячего зеленого чая. А помнишь декана нашего литфака? Как он был порой смешон в своей непоколебимой уверенности, что поэзия спасет мир! А наша с тобой первая встреча. Как-то ты сейчас там, мой дорогой друг?..

Из письма. 10.11.98г.

Зря я, наверное, вернулся в свой город. Он слишком мал для меня. Скучно. Ежедневно видеть лица своих "друзей", которые тебя не понимают? Надоело. Надоело играть в какую-то неизвестно кем придуманную игру и скрывать свое лицо за компанейской маской. Устроиться на работу? Но какая в нашем городе работа? Загибаться с утра до ночи за мизерную зарплату. Это не для меня. Мне нужны стихи. Я живу стихами, дышу ими, сгораю в них и возрождаюсь в неровных строчках на бумаге. Мне нужна свобода. Свобода моего сознания…

Из дневника. 11.11.98г.

Здравствуй, Л.!.. Вчера познакомился с одним человеком. Вот кто действительно меня понимает! Раньше Н. Работал в одной из столичных литературных газет. Обещал мне помочь. Я не устаю его слушать. Иногда я не могу понять, где он находится в данный момент. Такое впечатление, что его сознание где-то далеко, в каком-то известном только ему мире. А какие стихи он пишет! Ты только послушай:

Капли дождя избивают песок,
Раненый вечер сжался в комок.
Уходящего дня слушает крик
Сквозь разбитое стекло молодой старик.
Люди ходят внизу, их не видно в окно.
Кто-то пьет свой грех, а кто-то вино.
Лишь ветер целует стекло, за которым стоит,
Выпивая ночь, молодой старик…

Теперь мы много времени проводим вместе…

Из письма. 9.12.98г.

Н. принимает наркотики? Н. принимает наркотики… Когда я это узнал, я даже не знал, как к этому отнестись. Как-то все получилось неожиданно, и я не был подготовлен к этому. Я, конечно, слышал, что наркотические вещества могут расширять восприятие, но никогда не сталкивался с этим. Н. и наркотики… Невероятно… Но все равно это не для меня…

Из дневника. 16.12.98г.

По его виду я не сказал бы, что он наркоман. Он говорит, что принимает их очень редко и это не влияет на его организм…

Из дневника. 21.12.98г.

…Сегодня я ПОПРОБОВАЛ… Почему я это сделал? Не знаю. Может быть потому что устал изо дня в день делать одно и тоже: просыпаться, слоняться без цели по городу, встречать знакомых и перебрасываться парой, ничего не значащих фраз, возвращаться домой, включать телевизор и с безразличием на лице, держа в руке бутерброд, смотреть новости дня, где кого-то убили, произошла очередная катастрофа, или слушать политиков, улучшающих нашу жизнь, ложиться спать со знанием, что завтра будет то же самое…

…Тебе бы найти где-то выход,
Но желание одно — упасть.
На грязный пол своей жизни,
В будней открытую пасть…

И я решился… Хотя бы попробовать. Что изменится от одного раза? Я долго смотрел на кончик иглы и думал: вот он путь в другой мир, в мир, где, как говорил Н., ты встретишь самого себя. Странно, как дрожит рука. Маленькая капелька скатилась по тонкому острию… "Яд-яд… яд-яд…" — ; стучал в ушах пульс… Я иду… Встречай меня, новый мир… Я иду…

Из дневника. 30.12.98г.

Здравствуй, Л.!.. Что-то пошло не так… Где я ошибся? Когда? Я уже не помню… Н. все так же весел, а со мною что-то не в порядке. Теперь я живу в ожидании очередной встречи с ним, он, как магнит, тянет мою душу. С газетой не получилось — что-то не заладилось. Так же остались стихи на наших встречах, разговоры. Все чаще наши мысли совпадают до мелочей. Н. говорит, что будет создавать свое издательство и возьмет меня к себе. Я ему верю…

Из письма. 19.02.99г.

...Боже! Что со мной? Порой сквозь туман я вижу каких-то людей, приходящих ко мне то с Н., то без него. Они что-то говорят, смеются. Я тоже смеюсь, но слышу свой смех как-то со стороны. Он похож на крики ворон или их плач. А может, это я плачу?.. (Далее неразборчиво)… Все чаще я теряю связь с реальностью… (неразборчиво)…

Я часто склоняюсь над тетради листами,
Плененный порывом что-то писать.
Боясь опоздать, я рождаюсь словами,
Которых, порой, самому не понять…

(неразборчиво)

...Я знаю, кто такой Н. Я знаю, кто он для меня… (далее слова написаны карандашом)… Н. Сам подвел меня к этому знанию, и я слишком поздно понял его потаенный смысл. Н. — это Смерть, он… (написано что-то еще, но зачеркнуто).

Из дневника. 8.04.99г.

"Реакция положительна" — размытость штампа не скрыла от меня его значения. Прошло уже два месяца, как я изо дня в день боролся сам с собой, чтобы снова не упасть в ту пропасть, до дна которой я почти достал рукой. Два месяца агонии и безнадежности. Я не брал в руки иглу — я страшился того, что когда-то увидел там, в подсознании, и это было страшнее моих теперешних мук. Первое время я находился в каком-то бессознательном состоянии. Иногда от моей памяти ускользали длительные отрывки времени, иногда я обнаруживал зажатое пальцами лезвие у моей руки, мне слышался какой-то отдаленный шепот…

...Тихий шепот ласкает уши,
Имя шепоту — Тихая Смерть.
Ты шепчи, я готов тебя слушать,
Лишь бы кончилась круговерть…

Что удерживало меня? Может быть, безумное желание жить, или желание перехитрить решение богов? Я не знаю…

"Реакция положительна". СПИД. Такое короткое слово, а в четырех буквах заключена вся оставшаяся жизнь. Не лучше ли было не бороться, уйти еще тогда, когда не было надежды на возвращение в обычный, хотя порой и сумасшедший, но знакомый и родной мир, к ярким краскам осени и к чашке зеленого чая холодным дождливым вечером?..

Из дневника. 7.07.99г.

Здравствуй, Л.! Ты обижаешься, что от меня давно не было вестей. Извини. Было много забот и проблем, но я все так же люблю тебя, мой дорогой друг, и часто думаю о тебе. Ты даже не представляешь себе, как иногда может спасать сознание того, что кто-то ждет от тебя весточки. У меня все нормально…

Из письма. 8.07.99г.

Нет. У меня не все нормально. Теперь моя жизнь превратилась в сплошное ожидание. Мне страшно выходить на улицу, Встречать знакомых и смотреть им в глаза. Мне кажется, что взгляды всех прохожих обращены на меня. "Вот он! — кричат они. — Это он! Вы знаете, что он неизлечимо болен? Не касайтесь его, не смотрите ему в глаза, иначе он заразит вас!" Я начал бояться самого себя. Чего было больше во мне? Стыда? Страха? Обреченности! В разговорах с людьми я пытался уловить в их голосе хотя бы намек: знают ли они?

Из дневника. 8.07.99г.

Я знал, что некоторые отвернутся от меня. И, хотя я был готов к этому, было все равно больно. Я смирился с реальностью, со своим диагнозом. Имею ли я право осуждать людей? Нет…

Все больше времени я провожу в одиночестве. Я не отгораживаюсь от мира, скорее, я как никогда близок к нему. Я научился слушать дождь и ветер, мы теперь друзья. Но как поздно я понял, как близко мы находимся к тому, на поиски чего, порой, тратим всю свою жизнь! Мы воюем и убиваем, разрушаем старое, создаем новое и снова разрушаем. Гнев, ярость, отчаяние и страх наполняют души людей, вытесняя любовь. А спасение-то здесь, рядом, стоит только протянуть руку, открыть свое сердце…

А ты коснись рукой цветка,
Быть может, он тебе ответит,
И ты услышишь шепот лепестка…

Из дневника. 29.07.99г.

Дорогая Л… Сегодня получил от тебя письмо. Откуда-то ты узнала обо всем, что со мной произошло. Ты пишешь, что для тебя не важен никакой диагноз, ведь ты мой друг. И никакие слова в карточке врачей, даже самые короткие, не остановят тебя. Завтра ты приезжаешь… Приезжай, мой милый друг, мы обо всем поговорим и будем долго-долго пить чай. И только тебе я расскажу, что я видел тогда на самом дне и на кончике иглы. Только тебе я расскажу, что видел Ангела Смерти. А я ведь не избавился от него, теперь он всегда рядом со мной. Богов нельзя перехитрить…

Последняя запись из дневника.

Даты нет.

P.S. Все отрывки из дневника и писем, все персонажи и события вымышлены и не имели места. Все стихи собственного сочинения.

P.P.S. Один персонаж все таки реален. Да, это Ангел Смерти.

Михаил Трухин, г. Сморгонь, Гродненская область