Агенства ООН:

Большие голубые глаза, пушистые волосы, мягкий характер. Она хотела, чтобы я её помнила именно такой, а не раздражительной, болезненно бледной и худой, с кругами под глазами. Я хорошо помню тот телефонный разговор: -Привет, — хриплым шёпотом сказала Карина.

— Привет, — почему-то тоже шёпотом ответила я, — что нибудь случилось? — Я больна СПИДОМ, — после паузы сказала она. -Что? — ноги подкосились, и я схватилась за стол, чтобы не упасть.

Она лежала в больнице с воспалением легких. И, естественно, сдавала периодически анализы крови. Это ужасно несправедливо, что в один из таких дней моя добрая, милая, чистая Каринка заразилась этой ужасной болезнью не от дурного поведения или наркомании, а от чьей-то непоправимой халатности…

Сначала ничего в ее жизни не изменилось. Мы каждый день виделись в школе, учились, смеялись, ходили в кино и кафе, гуляли с ее собакой Кляксой. А потом ей стало трудно бегать на физкультуре и частые простуды почти не прекращались. Может она оказалась слабой перед этой катастрофой физически после довольно тяжелого воспаления легких? Ведь живут же люди годами с таким диагнозом.

Начались тяжёлые дни. Карину положили в больницу. С утра до вечера я была с ней. Мы слушали нашу любимую музыку, смотрели любимые фильмы, но больше времени мы мечтали:

Мы во Франции. Идём по аллее. Вечер. Звучит такая узнаваемая и легкая французская музыка. Всё чаще стали встречаться влюблённые парочки. Мы сидим на скамейке, вдыхаем аромат цветов, наблюдаем за закатом. Мы счастливы.

Вот мы в Испании. Ночь. Мы лежим на мягкой траве и смотрим в звёздное небо. «Вон созвездие Большой медведицы», — показала я.

Как много мы путешествовали! Полмира объехали в мечтах! Нам было весело, очень весело гулять, танцевать осматривать достопримечательности. Об этих достопримечательностях я заранее беспокоилась. Приносила книги, журналы, открытки.

Домой я приходила уставшая и разбитая. Выслушивала соболезнования знакомых и благодарность матери Карины, что я не оставила её дочь в такое трудное время. И засыпала с чувством приближающейся неотвратимой катастрофы.

Как ни старалась Карина быть весёлой и бодрой, с каждым днём она становилась всё более вялой, раздражительной, всё чаще плакала. Она потеряла всякую надежду. Карина знала, что умрёт.

В последние её минуты меня не было рядом. У меня нет и не будет больше такой подруги.

Моя милая добрая Карина! Я была с тобой до последнего! Я делала все, что могла, но мы бессильны перед смертью. Но ты в моем сердце, и, значит, жива! И я верю, что мы еще встретимся.

Юлия Ленская, г. Минск, СШ №71