Агенства ООН:

Авторы данного Национального отчета видели в качестве своей цели отражение гендерной ситуации в Республике Беларусь в период перехода к новым экономическим отношениям.

Ими исследовались: многоаспектная проблема феминизации бедности при общем обнищании населения; проблема участия женщин в экономической, политической, общественной и культурной жизни и вероятность достижения ими уровня принятия решений в этих областях; доступность образования, здравоохранения и информации; девальвация семейных отношений; насилие по отношению к женщине со стороны семьи и общества и меры по его искоренению; обретение голоса женским движением Республики Беларусь.

Все таблицы

РАЗДЕЛ 1

ЖЕНЩИНЫ БЕЛАРУСИ В ИСТОРИЧЕСКОЙ РЕТРОСПЕКТИВЕ

Нет безымянной истории. На ее страницах начертаны человеческие имена. И зачастую это — Имя Женщины.

Стремительно осваивая широкий спектр современных идей и международный опыт, молодое женское движение Беларуси, при всей своей жажде к новому и “издержках роста”, является глубоко историчным. Цели и задачи, которые ставят сегодня перед собой многие женские организации, часто развивают идеи Той Беларуси, которая, начиная с ХII столетия, являет миру свое прекрасное и трагическое, как на фресках Спасо-Евфросиньевского собора, Женское лицо.

Появление у восточных славян сначала свободолюбивой Рагнеды, а затем великой полоцкой просветительницы Евфросиньи не только дало мощный толчок развитию книжности и просвещения, но также заложило фундаментальные основы для создания институтов защиты прав человека, политической дипломатии, культурно-образовательных центров, где шло формирование национального самосознания.

Всебелорусский женский фонд Святой Евфросиньи Полоцкой следующим образом сформулировал свои гуманистические цели: “Нам, женщинам, необходимо делать все возможное для консолидации демократических сил, для единения народа, пересекая национальный, религиозный и политический барьеры”. В основу этого призыва положена мысль, высказанная в преамбуле Всеобщей Декларации Прав Человека, где подчеркивается, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных неотъемлемых прав является “основой свободы, справедливости и всеобщего мира”.

От раннефеодальной Полоцкой державы, прародины белорусов, нас отделяют восемь столетий. Именно из ХII века, “яко луна солнечная”, пронизывает исторические пласты свет имени, без которого немыслимо представить культурный и духовный расцвет восточных славян. Это — Евфросинья Полоцкая (светское имя Предслава, 1102(?)-23.V.1173, дочь полоцкого князя Георгия Всеславича), одна из самых просвещенных женщин своего времени.

Оставив за порогом искусительное могущество власти и мир материальных благ, она принимает монашеский постриг под именем Евфросиньи. Родоначальница восточнославянской книжности и Полоцкого ренессанса начала с простого переписывания древних манускриптов. Затем перешла к основанию храмов, монастырей и при них — первых скрипториумов, откуда книги передавались в новые, ею же созданные школы, где право на обучение предоставлялось всем, без учета сословного положения и пола. Эти прогрессивные начинания подкреплялись введением программы таких необычных для того времени предметов, как природоведение, риторика.

Одна из первых женщин-политиков, искусный дипломат и миротворец, Евфросинья умела быть не только милосердной к страждущим, но также прекращать междоусобные княжеские войны. Она стала символом морального обновления восточнославянского средневековья.

С Полоцком связана деятельность еще одной знаменитой личности. В первой половине ХVI столетия на европейской арене появился великий просветитель первопечатник Франциск Скорина. В одном ряду со Скориной стоят такие духовные наставники, государственные деятели и писатели, как Кирилл Туровский, Сымон Будный, Симеон Полоцкий.

Концепция женского равноправия была впервые сформирована и обоснована в конце ХVI столетия. В рамках ренессанской идеологии, множественности конфессий и общественных течений “литвинке”(жительнице белорусских земель того времени) предоставлялась сравнительно большая свобода выбора, женщинам прививался интерес к общественным делам, воспитывалось чувство приобщенности к судьбе государства и народа. Если с эпохой взлета Полоцкой державы связана ранняя историческая конструкция просветительства и прогрессивная идея самоценности человеческой личности, то женские права стали философской и юридической категорией в эпоху Великого княжества Литовского (ВКЛ), центром которого были белорусские земли. Знаменитый Статут ВКЛ 1588 г. провозгласил приоритет защиты интересов каждого свободного человека “от вышшего стану аж до нижшаго”. Создатели Статута решили ряд правовых проблем в духе эпохи Возрождения. Этот важнейший документ белорусской истории исходил из распространенного в эпоху ренессанса идеала суверенной личности. Гуманистические мотивы особенно сильно звучат в статьях, посвященных женщинам. С этого времени достоинство женщин подлежало судебной защите, что свидетельствовало об особой “женской” революции в раннем законодательстве, тем более что некоторые статьи брали под защиту и женщин “простаго стану” (статья ХII, артикул 5, 6). Первые законы ВКЛ предусматривали равные права на имущество и наследие, устанавливали наказание за насилие над женщиной, отмену наказания “горлом” (смертный приговор) беременным. Впервые предусматривалась ответственность за преступления морального плана. В этом правовом и нравственном климате сформировался особый женский характер. Например, долгое время после смерти воеводы Кароля II Рудого Трокским воеводством руководила его энергичная жена Анна Мазовецкая из рода Радзивиллов. Вообще, у жен и дочерей феодалов Великого княжества Литовского было много возможностей для влияния на экономику и политику. Это было время воспитания свободомыслия и чувства личного достоинства. Подтверждением этого служит множество женских имен, которыми изобилует история науки, культуры, просвещения и предпринимательства данного периода. Не удивительно, что сегодня ХVI столетие называют “Золотым веком” белорусско-литовского государства. Насколько сильным было влияние Статута ВКЛ, свидетельствует тот факт, что, несмотря на постоянную перекройку белорусских земель, несмотря на следующие друг за другом кровавые войны, эпидемии и кризисы, которые расшатывали основы государственности, воздействие гуманистических идей Статута ВКЛ на общественное, в том числе женское, движение ощущается вплоть до середины ХIХ столетия.

В результате трех разделов Речи Посполитой белорусские земли в конце XVIII столетия вошли в состав Российской империи. Этот поворот в исторических судьбах народа был связан с обретениями и потерями. В то время, как Европа продвигалась к ниспровержению абсолютизма, на древних белорусских землях процветали феодально-крепостнические устои. Если говорить об отношении к женщине в Российской империи того времени, то даже в таком, казалось бы, передовом документе, как Устав организации декабристов, имевший влияние на белорусское общество, было записано: “Женский пол в Союз не принимается”.

По мере развития капиталистических отношений и вовлечения женщин в производство женский вопрос приобретает широкий общественный резонанс. Расширяется плюрализм мнений и подходов к его решению. На белорусских землях, население которых в этот период подвергается русификации, как бы в знак протеста становится особо значимым языковый и “правовой щит” коренной нации. В народной традиции женщина выступала в качестве хранительницы национально-генетической памяти поколений. В фольклорном своде миропонимания утверждалось право женщин на свободу, внутреннюю жизнь и сильные чувства. Этот особый белорусский народно-песенный феминизм — явление удивительное. В сознании народа сохранялся образ прародительницы — вечного источника душевного тепла и нравственной крепости. Он закрепился в литературных памятниках и в современной классике.

Если первой женщиной-писателем принято считать Евпраксию — предполагаемого автора “Жития... Евфросиньи Полоцкой”, то продолжает этот элитарный список женщина абсолютно иного характера, о чем свидетельствует даже название ее рукописи, датированной 1760 г. (“Авантюры моей жизни”). Сквозь века нам улыбается приверженка модного в те годы авантюрного жанра Соломея Пильштынова (Русецкая) из Новаградка. Это первая женщина, врач и писатель, география странствий которой — от Вены и Стамбула до Петербурга — поражает своим размахом. Вскоре белорусская женская эмансипация обрела новых поборников, защищавших не только личностные ценности, но и достоинство и независимость той части общественной и космической гармонии, которая называется Родиной. Свое знаменитое стихотворение “Смерть полковника” Адам Мицкевич посвятил именно одной из таких дерзких женщин, участнице восстания 1830-31 гг. Эмилии Плятэр. Она собрала отряд в 400 человек, который действовал на территории Витебщины. Погибла в 25 лет. Соратник Эмилии знаменитый Игнатий Домейко впоследствии стал национальным героем Чили.

Женская целеустремленность приобретает национально-освободительные ориентиры. Восстание 1863-64 гг. в Польше, Беларуси и Литве было безжалостно подавлено царским правительством, но оставило глубочайший след в белорусской истории. В идеях руководителя восстания Кастуся Калиновского женщин привлекало прежде всего его неприятие социального неравенства и изнурительного женского труда. Народный защитник подходил к решению женского вопроса с позиций революционера-демократа, полагая, что только коренные преобразования общества могут изменить судьбу женщин.

Именно с этим периодом связана деятельность Камиллы Марцинкевич, талантливой пианистки, дочери классика белорусской литературы. Имя дерзкой диссидентки ХIХ столетия излучает для наших современниц притягательный свет. Из-за своей антиправительственной деятельности она была признана душевнобольной, но после митингов протеста по требованию жителей Минска выпущена из богадельни. Пожалуй, это один из первых примеров изоляции инакомыслящей женщины в палату для умалишенных. Но в истории далеко не единственный. Когда вспыхнуло восстание 1863 г., Камилла, которая активно включилась в борьбу, была вновь схвачена. Гнев Муравьева-вешателя был суровым. Он выносит вердикт: “Выслать, как женщину вредную и совершенно неблагонадежную в политическом отношении под строгий полицейский надзор в Пермскую губернию...”.

Рядом с политической ссыльной К. Марцинкевич появляется еще одна колоритная фигура — Ева Фелинская. Рано осиротев, она упорно занимается самообразованием, затем активно включается в борьбу против империи насилия. Ее арестовали, сослали вместе с детьми в Сибирь. Вернувшись на родину, она написала знаменитые мемуары. Борясь против угнетения, нищеты и невежества, Е. Фелинская занялась образованием сельских детей. Из-под ее пера выходит двухтомная повесть “Герсилия” (1849). Сочувствуя простому люду, она осуждала ленивую и бесчувственную шляхту, клеймила антигуманный общественный строй. Эти взгляды разделяла талантливая мемуаристка Габриэля Пузыня из Свири.

Новая женская ментальность питалась национально-освободительными идеалами. Известная польская писательница, уроженка гродненщины, жительница Гродно Элиза Ожешко, вспоминая о восстании, в котором и сама принимала участие, написала позднее очерк “Gloria victis!” — “Слава побежденным!”.

Население западных земель империи воспринималось административной верхушкой как мужицкая нация “тутэйшых”, чей язык она исключила из системы образования и делопроизводства. И это в условиях, когда белорусский был родным языком большинства граждан!.. В 1904 г. были обнародованы итоги переписи населения Российской империи 1897 г. В наиболее репрезентативной в смысле структуры народонаселения Минской губернии проживало 2147621 человек (таблица 1.1). Сословный состав был следующим: потомственные дворяне — 0,34%, чиновники из дворян — 0,34%, духовенство — 0,25%, купцы — 0,16%, мещане — 23,6%, крестьяне и казаки — 71,76%. Показательно, что среди потомственных дворян предпочтение отдавалось именно белорусскому языку (57,83%), великорусскому — 8,80%, польскому — 27,75%. Белорусский язык назвали своим родным также и 89,61% крестьян. Главным хранителем национальной культуры была женщина-крестьянка. В деревнях звучали старинные песни, передавались из уст в уста героические предания, соблюдались традиционные обряды.

В конце ХIХ-начале ХХ столетия возникла новая для белорусов форма социального протеста — особое женское “эмиграционное” движение. В общей мрачной картине социально-экономического и политического порабощения имелась “отдушина”: у белорусов, как и у всего населения империи, возникла возможность после получения первоначального домашнего образования продолжить его в других городах (Вильно, Москва, С.-Петербург). Возникают первые женские курсы, чаще всего медицинские или педагогические, клубы и объединения.

В эпоху, когда даже в Западной Европе женщина-адвокат или врач воспринимались как общественная аномалия или “двуглавый теленок” (терминология прессы того времени), женщины из белорусских “дворов” все чаще бесстрашно уезжают в крупные университетские и промышленные центры. Они покидают родной дом в надежде получить равное с мужчинами образование, обрести независимость. Началась ломка патриархальных взглядов на социальную роль женщины.

Приближалась эпоха революционных катаклизмов. Эпоха классического капитализма подарила людям не только первые железные дороги, фабрики, телефон и телеграф, но также трагический опыт мировой войны и сотрясавшие общество массовые политические движения. В итоге стало невозможным отчуждение женщин от сфер политики и экономики, культуры.

Первая в Беларуси женская организация — Товарищество защиты женщин возникла в Минске в 1901г. по инициативе представителя “высшего света” графа К. Чапского. Она находилась под влиянием либеральной оппозиции и объединяла в основном жен чиновников и предпринимателей. При товариществе бесплатно работали юридическая консультация, бюро по организации лекций, в том числе по астрономии, истории, литературе. Для горожанок разных сословий читался курс женской гигиены. Товарищество создавало воскресные школы и дневные “ясли” для детей рабочих. Редким, но знаменательным явлением был приход женщин в бизнес. Графиня М. Потоцкая (урожденная Сапега) в своем Высоко-Литовском имении специализировалась на производстве элитного зернового материала для сева. В питомниках проводились опыты по акклиматизации различных растений. В итоге женщина-предприниматель и ученый смогла представить на престижные международные выставки несколько новых сортов (10 сортов ржи, 13 сортов овса, 10 сортов ячменя). Графиня занялась благотворительностью, построила бесплатную больницу.

Еще одно имя в ряду женского предпринимательства и благотворительности — княгиня И.Паскевич-Эриванская, хозяйка богатейшего имения на Гомельщине. После отмены крепостничества она воспользовалась кардинальным изменением роли женщины в обществе, особенно в сфере, которая была ранее закрыта, — в области экономической деятельности с правом распоряжаться деньгами. Превратив свое хозяйство в образцовое, она значительные средства расходовала на благотворительные цели, построила приют для малолетних девочек, дом престарелых.

В XX веке на политическую арену вышли пролетарские массы, в рядах которых было немало мужественных и жертвенных женщин. В своих знаменитых стихах “Море” и “Под штандаром” поэтесса и общественный деятель, родоначальница белорусского массового женского движения Алоиза Пашкевич (Тетка) прославляла свободу и утверждала необходимость социального взрыва. Не удивительно, что ее стихи распространялись как листовки. Певец “свободного духа” и “бури”, Тетка участвовала в первых легальных белорусских газетах, организовала издательство и национальный театр. Страстно защищая права работниц и крестьянок, эта белоруска пользовалась огромной политической популярностью у революционеров и демократов многих стран. Основной смысл жизни и творчества Тетки — в призыве к белорусскому народу сбросить рабское ярмо, защитить свое национальное и человеческое достоинство. Этому посвящены ее статьи в газетах “Наша нива” и “Наша доля”. Много внимания уделяла она и изданию популярных брошюр общедемократического и гуманистического содержания, активно сотрудничала в журнале для молодежи “Лучинка”.

Идейные сподвижники Тетки Павлина Меделка, Констанция Буйло, Зоська Верас, Надежда Шнаркевич, Апполония Радкевич, Палута и Мария Бодуновы, Казимира Яновская, Апполония Гирконт, Леонила Горецкая открывали белорусские школы и читальни, писали стихи для детей на родном языке, организовывали художественные кружки и народные хоры.

Однако в женской исторической хронике этого периода преобладают мрачные краски. Разразившаяся в 1914г. первая мировая война стала для белорусского населения, особенно женщин, настоящей трагедией. Западные губернии превратились в прифронтовую полосу, молодые мужчины были призваны в действующую армию, а пожилых направляли на оборонительные работы. Остановилось 65% предприятий. Даже в неоккупированных губерниях посевные площади сократились на 15,6%. Резко снизилось поголовье скота, что угрожало женщинам и детям голодом. Потянулись обозы беженцев, большую часть которых составляли женщины.

В это тяжелейшее военное время уровень смертности населения возрастал с каждым днем. Диспропорция между мужской и женской частями общества углублялась. Но именно теперь женщины-патриотки, имеющие большой жизненный опыт борьбы за свои права, объединились для оказания помощи соотечественникам. С осени 1915 г. Зоська Верас участвовала в работе Минского отделения Товарищества по оказанию помощи потерпевшим от войны. Товариществом было открыто шесть бесплатных приютов, каждый из которых вмещал по 200 человек. В 1916 г. под руководством Зоськи Верас проводились курсы для беженцев по садоводству и пчеловодству.

Основанная Теткой еще в 1911-12 гг. виленская женская организация ориентировалась на помощь бедным детям. В городе работало 6 белорусских школ, учащиеся которых получали бесплатные обеды. Много сил отдавала Тетка уходу за ранеными. Даже смерть этой удивительной женщины символична. Она настигла ее в Лидском уезде, где бушевала тифозная эпидемия, которая и унесла с собой сестру милосердия Алоизу.

1917г. стал переломным. Февральская революция дала женщинам избирательное право. Открылся простор для женских инициатив. Однако история развивалась по сложному и трагическому сценарию. Произошла новая перекройка белорусской земли. Выстраданные эпохами борьбы и труда, оплаченные большими жертвами, женские надежды на улучшение жизни, до осуществления которых оставался, казалось, один шаг, оказались несбыточными.

Октябрьская революция, гражданская война, германская оккупация 1918г. и польско-советская война 1919-20гг. — эти роковые события железным катком проутюжили Беларусь (вставка 1.1). Страна оказалась расколотой между двумя мирами. Ее западная часть, размером в 108 тыс. кв. км (40%), с населением более 4 млн. человек (38%), в 1921 г. была присоединена к Польше, а восточные земли вошли в состав СССР на правах одной из союзных республик.

Советское государство взяло на себя решение женского вопроса. Были изданы декреты, предоставившие мужчинам и женщинам равные избирательные и социально-экономические права (8-часовой рабочий день независимо от пола, равная оплата труда). В 1918 г. появился первый кодекс о браке и семье. Он юридически закрепил светский характер брака; равный с мужчинами статус женщин в браке; возможность для женатых пар выбирать фамилию мужа или жены; наделение детей, рожденных вне брака, одинаковыми правами с рожденными в браке.

Беларусь, являясь частью СССР и живя по советскому законодательству, была характерным примером страны, в которой хотя также объявлялось о полном юридическом равенстве женщин с мужчинами в общественной и семейной жизни, положение о равных правах как на рабочем месте, так и в семье чаще существовало только теоретически. Постановка “женских вопросов”, их содержание в годы советской власти определялось прежде всего исходя из задач данного момента социалистического строительства, а не из специфических интересов самих женщин, сама мысль о возможном наличии которых даже не обсуждалась. Женское движение все годы советской власти находилось под жестким партийным контролем, который существовал и в открытой, и в завуалированной формах. Например, сеть “женотделов”, создававшаяся начиная с 1918 г., функционировала с одобрения партии и под ее наблюдением. За десятилетие существования женотделы постепенно превратились в массовые культурно-просветительные организации, но их функции Сталин провозгласил выполненными и в 1929 г. упразднил.

Новым этапом в государственной политике, с которой были связаны трансформация в статусе женщин и в самом женском движении, стали 1930-е годы. Женщины были провозглашены одновременно “мощной силой” в промышленности, сельском хозяйстве и опорой семьи. Дебаты по “женскому вопросу”, которые активно велись в 1920-е годы благодаря деятельности женотделов, были запрещены. Более того, сталинское правительство пересмотрело прежнюю политику, касающуюся женщин и семейной жизни. Так, в середине 1930-х годов аборты, разрешенные еще в 1920г., были запрещены, получить развод стало намного трудней и дороже. Семья получила официальное наименование социалистической. Эмансипация женщин провозглашалась достигнутой и женский вопрос решенным.

Однако реальность была иной. Женщины не превратились в самостоятельный субъект политики. Их энергия и энтузиазм понадобились для обеспечения жизнеспособности нового строя. Равенство женщин с мужчинами сводилось властью к их массовому вовлечению в производство уже с первых лет проведения индустриализации. Это сразу стало предметом гордости советской пропагандистской машины, которая постоянно подчеркивала, что уже в 1930-е годы СССР значительно опередил по объему применения женского труда крупнейшие индустриальные страны мира. При этом показатель численности женщин в составе рабочих и служащих в Беларуси — 40% — в 1940 г. был даже выше, чем в среднем по СССР. Целью Правительства было максимально увеличить численность рабочего класса, который рассматривался как главная его опора. Однако ресурсы пополнения рабочего класса мужчинами были исчерпаны. Сотни тысяч мужчин Беларуси находились в кадровой армии, милиции, в огромном аппарате службы государственной безопасности. Депортации и репрессии, связанные с проведением коллективизации, затронули тоже главным образом мужчин. Новые же стройки требовали новых рук. Так пришла очередь женщин: десятки тысяч девушек, покинув свои деревни, приехали на промышленные стройки. Причем они выполняли такие же тяжелые работы, как и мужчины. Женщина освоила специальности строителя, токаря, фрезеровщика, даже машиниста и помощника машиниста локомотива. Она пришла в опасное для здоровья литейное производство, полиграфическую промышленность. Государственная пропаганда преподносила это как “стремление женщин быть полезными своей социалистической Родине”. Многие женщины сами этому искренне верили, и в середине 1930-х годов около трети всех работниц Беларуси приняли участие в стахановском движении, ставшем формой социалистического соревнования на производстве. Тогда имена героев труда гремели на всю страну, и современникам непросто было разобраться, что социалистическое соревнование преследовало цель интенсифицировать труд.

Советская власть декларировала равную оплату мужского и женского труда, но официальная статистика свидетельствует, что у женщин она была ниже, в силу их более низкого профессионального статуса. В 1926 г. месячная зарплата рабочих мужчин составляла 59 руб. 92 коп., а женщин — только 28 руб. 93 коп.

В истории зафиксированы попытки женщин протестовать против тяжелых условий жизни и быта. В 1930 г. забастовала часть работниц минской швейной фабрики “Октябрь”, требовавших улучшения условий жизни. Вскоре выступления женщин в защиту своих прав прекратились: начиналась эпоха репрессий. Сегодня даже из тех, кому было только по 20 лет в далекие 1930-е годы, немногие остались в живых. Не у кого уже спросить, были ли они счастливы на склоне своих лет.

Сельская женщина — это особая тема. В годы коллективизации насильно загнанная в колхоз, работая практически бесплатно, лишенная элементарных гражданских прав (только в 1960-е годы колхозникам стали выдавать паспорта), она стала крепостной у государства, авторитет которого для нее олицетворял мужчина — председатель колхоза. От того, “хороший” или “плохой” председатель, зависело решение множества личных проблем. С ними женщина униженно шла к нему. Только 2% председателей, 1,2% заведующих фермами, 5,5% бригадиров в колхозах были женщины, причем эта пропорция оставалась примерно на том же уровне вплоть до сегодняшних дней. Для сельской женщины власть всегда имела мужское обличье, а работа в поле, на ферме — женское. У мужчин в колхозах тоже была своя сфера — механизаторская. Но, откликаясь на знаменитый призыв “Женщины — на трактор”, женщины овладели и этой тяжелой профессией. Так, в конце 1930-х годов от общего числа трактористов женщины составляли 8%, а женское представительство среди комбайнеров было еще более впечатляющим — 25,8%. Труд в колхозе не был нормированным. Большинство колхозниц не имели отпусков, не получали пособий во время болезни, подчас даже на тяжелые работы ходили с высокой температурой. Напряженный труд в колхозе фактически не оплачивался. Основным источником доходов семей колхозников были приусадебные участки, которые, в значительной мере, держались на женских руках (таблица 1.3).

Все меньше становилось в деревне мужчин. В результате сталинских репрессий, в период с 1929 по 1953 год, в СССР погибли многие миллионы людей. В Беларуси жертвами репрессий стало более 600 тыс. человек. Почти 68% репрессированных были из крестьян (вставка 1.2). Отправлялись на расстрел многие главы крестьянских хозяйств, а те, кому “повезло”, вместе с семьями шли по этапу в отдаленные районы страны, покидали разоренные хозяйства, так как раскулачивание означало полную конфискацию имущества. В раскулаченных хозяйствах оставались жены, матери и дети. Им теперь предстояло кормить страну. А у многих уже не хватало сил прокормить самих себя: налоговая система выметала все произведенное в колхозах и совхозах и даже на приусадебных участках. На протяжении всех 30-х годов сельское население республики постоянно находилось под угрозой голода. И голод пришел: в 1933 г. в южных районах Беларуси в половине колхозов и у самих колхозников полностью отсутствовали продукты питания. В Наровлянском и Ельском районах 130 человек умерли голодной смертью. Среди них — дети, женщины, старики.

Годы сталинских репрессий стали драматичными для судеб белорусской интеллигенции, главным обвинением против которой становилась “принадлежность” к национал-демократизму. Для приобретения ярлыка “враг народа” не требовалось много: достаточно было выступать за развитие родного языка и национальной культуры. В истории белорусского национально-освободительного движения начала ХХ века трудно найти более яркую женскую личность, чем прошедшую тюрьмы польской дефензивы и камеры Бутырской тюрьмы Палуту Бодунову. Она — единственная женщина, чье имя фигурирует в списках почти всех национально-политических организаций с 1917 г. Главной мечтой ее жизни было увидеть Беларусь суверенной и независимой. Входила она и в состав правительства Белорусской Народной Республики. Из-за тяжелой болезни уже в середине 1920-х годов Бодунова отошла от политической деятельности, была сломлена физически, жила на содержании сестры. Несмотря на это, в 1937 г. ее арестовали и из застенков НКВД она уже не вышла: в 1938 г. П. Бодунову расстреляли. Одних, как Палуту Бодунову, уничтожали физически, других, как поэтессу Ларису Гениюш, оставившую книгу своих воспоминаний “Споведзь”, отправляли в специальные женские лагеря ГУЛАГа (вставка1.3). Там же оказались и многие жены деятелей науки и культуры, арестованные вслед за мужьями на “правах” жен “врагов народа”. Лагерный срок давал хоть небольшие шансы выжить. Вернулась из лагеря в 1956 г. Дина Харик, жена расстрелянного поэта Изи Харика, но так и не смогла ничего узнать о судьбе двух своих детей, оставленных в Минске. Далеко не каждая женщина выдерживала изнурительные работы и невыносимые условия жизни в лагере. Погибла в лагере строгого режима жена главного режиссера еврейского театра Мойше Рафальского. Те же, кто остался на свободе, многие годы носили унизительный ярлык — “жена врага народа”.

Трудными были в судьбе белорусской женщины 1920-30-е годы: тяжелая работа, низкий уровень жизни, страшные политические репрессии, продолжавшиеся вплоть до смерти Сталина в 1953 г. О количестве женщин, репрессированных в годы террора, свидетельствуют данные о реабилитированных гражданах Беларуси. Среди них только по Минску и Минской области примерно 11% составляли женщины.

Однако белорусских женщин впереди ожидали новые испытания.

На этот раз они были связаны с событиями Отечественной войны 1941-45 гг. С первых ее дней 2 млн. человек, среди которых главным образом были женщины и старики, приняли участие в строительстве оборонительных сооружений на берегах рек Днепр, Западная Двина, Сож, Припять, около городов Могилев, Витебск, Орша, Быхов, Гомель и многих других. На восток страны вынуждены были эвакуироваться из Беларуси 1,5 млн. человек, преимущественно женщины и дети. Сотни тысяч белорусских женщин, оказавшись в эвакуации, голодные, плохо одетые, в почти не отапливаемых помещениях, стояли у заводских станков, работали в мартеновских цехах, за рулем тракторов и комбайнов, чтобы обеспечить воюющую армию всем необходимым.

В различных родах войск на фронте служили свыше 800 тыс. женщин. Снайперы, зенитчицы, пулеметчицы, радистки, врачи, медсестры, санитарки — вот неполный перечень военных профессий, освоенных женщинами в годы войны. Широко известным стало имя уроженки Беларуси Зинаиды Туснолобовой. Она лично вынесла с поля боя 128 раненых. В феврале 1943 г. была тяжело ранена, отморозила руки и ноги, которые пришлось ампутировать. Но осталась в рядах борцов, выступала по радио, в печати, призывая бороться до полной победы. Туснолобовой присвоено звание Героя Советского Союза, а международный Комитет Красного Креста наградил ее медалью имени Флоренс Найтингейл.

Более 50 тыс. женщин сражались с врагом в партизанских отрядах, участвовали в европейском движении Сопротивления. Истории известен даже чисто женский по составу партизанский отряд на территории Франции, которым командовала жительница Минска Н. Лисовец. Отряд “Родина”, который был создан бежавшими в мае 1944 г. из лагеря Эрувиль женщинами, принимал участие в боевых операциях. Позже Н. Лисовец и участница этого отряда Р. Семенова-Фридзон получили звание лейтенантов французской армии.

Правительственными наградами отмечены подвиги многих женщин в годы войны. Более 16-ти тыс. белорусок удостоены боевых наград, а 10-ти присвоены звания Героев Советского Союза. Таковы цифры. Но они заслоняют никак не отмеченный наградами труд многих тысяч женщин из Беларуси на предприятиях в восточных районах страны, наполненную страданиями и унижениями жизнь белорусских женщин, вынесших оккупацию или угнанных на каторжные работы в Германию, просто переживших войну, потерявших своих детей и мужей, а то и целые семьи. Война перевернула, искорежила их судьбы. Уделом огромного числа женщин послевоенного времени стали утраченное здоровье, сломленная нервная система, одиночество и бедность, дискриминация в связи с проживанием на оккупированной врагом территории. Историки редко вспоминают, что для сотен тысяч женщин именно война стала временем их молодости, временем любви. “И если бы не было любви, то не было бы детей сорок первого, сорок второго, сорок третьего, сорок четвертого и сорок пятого года рождения”.

Последствия войны больно отразились на укладе жизни женщин (вставка 1.4). Гибель мужей разрушала семейные связи. Многие остались вдовами. Нарушались пропорции между мужским и женским населением, что затрудняло возможность заново наладить семейную жизнь, повторно выйти замуж. Судьба им приготовила тяжелую участь: до конца своих дней одним воспитывать оставшихся без отцов детей, в тяжелых послевоенных условиях разрухи ставить их на ноги. И в то же время женщины активно включились в восстановление народного хозяйства, о чем свидетельствует следующий факт: в 1950 г. они составили 45% рабочих и служащих Беларуси. Все последующие годы в составе занятых в народном хозяйстве шел постоянный рост их численности, которая к 1985 г. достигла 53%.

Государство, заинтересованное в улучшении демографической ситуации и стимулировании рождаемости, увеличило в 1944г. оплачиваемый отпуск по беременности и родам работающим женщинам с 63 до 77 календарных дней. Его продолжительность устанавливалась в 35 дней до и 42 дня после родов. С шестого месяца беременности и кормящим матерям на протяжении четырех месяцев в два раза увеличивались нормы дополнительного продовольственного пайка. Однако эти меры не затронули женщин-колхозниц. Из-за нехватки техники, лошадей, мужских рук женщины сами впрягались в плуг и борону. И так выращивали урожай, не получая за это ничего или практически ничего. На 1 января 1948 г., например, 94% колхозников вообще не получили денежной оплаты, а 41% на выработанные трудодни выдали в порядке натуральной оплаты по 200 граммов зерна! Просуществовать можно было только за счет приусадебного участка. Зато с 1944 г. для стимулирования рождаемости матерям, воспитавшим десять и более детей, присваивались орден и почетное звание “Мать-героиня”, семь-девять детей — орден “Материнская слава”, пять-шесть детей — “Медаль материнства”. Традиционно именно сельские женщины рожали много детей. В дополнение к мерам по увеличению рождаемости был повышен подоходный налог с холостяков, одиноких и малосемейных граждан. С двадцатилетнего возраста при отсутствии детей для обоих полов и до 50 лет для мужчин и 45 лет для женщин он исчислялся в размере 6%, а при наличии одного и двух детей — соответственно 1 и 0,5%.

Встречной мерой помощи женщинам со стороны государства явилось увеличение государственного пособия на содержание и воспитание детей до достижения ими двенадцатилетнего возраста. Кроме того, с 1956 г. женщины получили право на пенсию по старости на 5 лет раньше мужчин при наличии меньшего стажа работы. Пенсионный возраст по старости устанавливался для них по достижению 55 лет. Он действует и до сегодняшнего дня. Дополнительные льготы были предоставлены женщинам, родившим пять и более детей и воспитавшим их до восьмилетнего возраста. Эти женщины получали право на пенсию по достижению 50 лет. В 1957 г. страна перешла на пятидневную рабочую неделю с двумя выходными днями, что при сохранении традиционного распределения гендерных ролей в обществе и семье должно было расширить возможности женщин заниматься воспитанием детей.

Однако довоенный уровень рождаемости так и не был достигнут. В 1950 г. по сравнению с 1940 г. она уменьшилась на 5%, в 1960 г. — на 9%. Не способствовали этому запретные меры на проведение абортов, число которых увеличивалось как в городе, так и на селе за счет нелегальных операций, проводимых подпольно на дому, часто малоквалифицированными людьми и за большие деньги. В связи с отсутствием официальной статистики трудно подсчитать, сколько женщин за годы действия запрета рисковали своим здоровьем. В ноябре 1955 г., после более чем двадцатилетнего запрета, аборты были легализированы. В 1975 г. была установлена 100%-ная оплата по беременности и родам работающим женщинам независимо от их трудового стажа, а также увеличено количество оплачиваемых дней по досмотру за больным ребенком.

Подобные меры Правительства активно пропагандировались, в средствах массовой информации искусственно создавался идеальный образ прочной советской семьи. Вместе с тем, аккумулируя процессы, происходившие в обществе, сам институт семьи оказался в кризисе. Нехватка продовольственных и потребительских товаров, жилья, чрезвычайная занятость женщин на работе снижала и без того низкие показатели рождаемости. Если в 1965 г. на 1000 жителей Беларуси приходилось 24,4 родившихся, в 1970 — 16,2, в 1985 — 16,5, то в 1990 г. их количество достигло только 13,9 человека. Постоянно снижалось число женщин, родивших троих и более детей. Если в 1970 г. они составляли 25,4%, в 1980 — 12,2%, то в 1991 г. — 9,1%. Одновременно росло число женщин, не имевших детей. Такая тенденция способствовала дальнейшему сокращению размера семей, который снизился с 3,7 человека в 1959 г. до 3,2 в 1989 г. При этом более интенсивно снижался средний размер сельской семьи. Уже в 1979 г. он выровнялся с городской и составил 3,3 человека, а в 1989 г. насчитывал 3 человека, в то время как размер городских семей не изменился. С каждым годом увеличивалось количество неполных семей. Если в 1970 г. в Беларуси было зарегистрировано 17 тыс., то в 1985 — 31 тыс. разводов. По статистике в Беларуси распадался каждый третий брак (таблица 1.5). Соответственно росло количество женщин, отдавших предпочтение рождению ребенка без вступления в брак. В общем числе новорожденных в 1980 г. — 6,4%, в 1990 г. — 8,5% составляли дети матерей-одиночек.

Советская женщина воспитывалась в атмосфере двойных стандартов и двойной морали. С детства ей говорили о ее эмансипированности и равноправии с мужчинами. Девочки действительно имели равный с мальчиками доступ к среднему образованию и, обычно проявляя больше усердия, даже выходили из школ с лучшими показателями. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что, например, в 1985/86 учебном году в высших учебных заведениях республики в общем числе студентов было 60% девушек, а в составе учащихся средних специальных учебных заведений — 62%. В целом темпы роста образовательного уровня женщин были значительно выше, чем у мужчин. Советской пропагандой это ставилось в заслугу социализму. Дискриминация женщин имела место на этапе распределения по рабочим местам после окончания вузов: преимущество традиционно имели мужчины.

Как правило, женщинам доставались работы, которые не притягивали мужчин, и они занимали освобожденные ими рабочие места. Большая часть женщин была занята на работах без больших перспектив роста по службе. Высокий уровень феминизации профессии часто являлся четким индикатором ее низкого социального престижа. Одним из следствий дискриминации в общественном производстве стал разрыв в оплате между женским и мужским трудом. Ежегодно возрастало число женщин, занятых умственным трудом, так как уровень их образования в целом был выше, чем у мужчин. Однако наиболее высокая пропорция женщин в этой сфере наблюдалась в профессиях, которые требуют прежде всего определенных исполнительских навыков, а не постоянного творческого роста: секретарей, делопроизводителей, машинисток, кассиров, учетчиков, счетоводов. По данным переписи 1989 г., в этих профессиях в Беларуси работала каждая тринадцатая женщина, занятая преимущественно умственным трудом. Более престижными в этой сфере и считавшимися “женскими” в силу их низкооплачиваемости были профессии библиотекаря, культпросветработника, школьного учителя, врача, экономиста, бухгалтера. Так, по данным официальной статистики, среди учителей в 1984/85 учебном году женщины составляли 76%, а среди директоров средних школ только 29%.

В народном хозяйстве определилось место женщины на преимущественно тяжелых и малоквалифицированных ручных работах. Она укладывала асфальт, ремонтировала железнодорожные пути, работала на стройках, выполняла погрузочно-разгрузочные работы. К кругу женских работ, одновременно малооплачиваемых и самых непрестижных, относились уборка территорий и помещений. Около 90% дворников и уборщиков в стране были женщины, обычно немолодого возраста.

Даже в середине 1980-х годов в Беларуси на предприятиях министерств стройматериалов, лесобумажной промышленности, а также в сельском хозяйстве более 200 тыс. женщин трудились в неблагоприятных условиях. Несмотря на официальный запрет на перенос женщинами в течение рабочей смены суммарной массы грузов более 7 тонн, на предприятиях министерства местной промышленности, где женщины составляли 69,3% от общего числа рабочих, на кирпичных заводах за рабочую смену женщины вручную за смену перемещали до 40 тонн кирпича. Трудно даже представить, что такое возможно в эпоху технического прогресса.

Стоило ли ожидать лучшей организации труда на кирпичных заводах, если в таких же условиях трудились женщины и на передовых предприятиях республики — минских тракторном, автомобильном, других заводах-гигантах. Хотя в соответствии с постановлениями все женщины, занятые на работах, где запрещалось применение их труда, подлежали освобождению от этих работ, на практике они оставались работать на прежних местах. Например, на минских тракторном, автомобильном, моторном заводах, Гродненском заводе автоагрегатов, Брестском заводе “Сельмаш” и многих других женщины работали в тоннелях литейных цехов, на подвеске горячего литья, на производствах, которые женщина начала осваивать еще в 1920-е годы. В 1987г. труд 43,1% работниц тракторного завода оплачивался по ставкам работ с тяжелыми и вредными, а также особо тяжелыми и особо вредными условиями труда. Анализ показал, что по мере повышения технической оснащенности рабочих мест сокращалось количество занятых на них женщин. На том же минском тракторном заводе среди занятых малоквалифицированным ручным трудом женщины составляли 56,9%, а среди операторов автоматических линий их удельный вес едва дотягивал до 1,2%, наладчиков — 2,3%. Такая картина была характерна для всего машиностроительного комплекса Беларуси. Можно добавить, что в легкой промышленности женщины составляли 99% ткачей, 95% швейников, 96% ковровщиков.

Тяжелая физическая работа, вредные условия труда приводили к увеличению профессиональных заболеваний, связанных с большей восприимчивостью женского организма к психическим, физическим, шумовым, вибрационным и другим перегрузкам. Как результат, врачи республики отмечали постоянное нарастание невынашивания беременности, преждевременных родов, послеродовых инфекционно-воспалительных заболеваний у рожениц, новорожденных и детей, матери которых работали во вредных условиях, особенно в период беременности. Более 10% детей появлялись на свет 7-8-месячными, с неразвитой центральной нервной системой, слабыми защитными реакциями. Увеличивалось число детей с врожденной умственной отсталостью. За счет этих категорий новорожденных происходил рост детской смертности, по уровню которой СССР в середине 1980-х годов занимал 55 место в мире.

Несмотря на декларируемое равенство в оплате труда, на практике оно тоже не соблюдалось. Существенно различались размеры заработной платы у мужчин и женщин, работавших даже на одних и тех же участках производства. Делалось это со ссылками на низкий уровень профессиональной квалификации женщин. Социологические исследования, проведенные в 1986-87 годах на Минском тракторном заводе показали, что, работая на одних и тех же участках, 71,7% женщин и только 38,7% мужчин получали заработную плату ниже 200 рублей. В целом же по Беларуси фактический разрыв в заработной плате между мужчинами и женщинами составил в 1985 г. около 30%.

С одной стороны, женщины объявлялись “слабым полом”, с другой — на них возлагалось намного больше обязанностей, нежели на мужчин. В идеале от женщины требовалось быть ответственным работником, нести все обязанности по дому, отвечать за воспитание своих детей и оставаться при этом привлекательной. Патриархальные отношения были характерны для абсолютного большинства белорусских семей, где мужчины были практически освобождены от несения обязанностей по поддержанию дома. Так, по результатам исследования бюджета времени семей рабочих, служащих и колхозников (1985 г.) женщины в рабочие дни тратили в три раза больше времени, чем мужчины: соответственно 208 и 67 минут в семьях рабочих и 235 и 83 минуты в семьях колхозников. Более 40% от этого времени у женщин занимали обязанности по снабжению семей продуктами питания и их приготовлению, что было связано с трудностями их покупки из-за постоянных дефицитов, очередями в магазинах, нехваткой в торговле полуфабрикатов и слабой обеспеченностью семей бытовой техникой. Соответственно свободного времени у женщин было в два раза меньше, чем у мужчин: для мужчин в семьях рабочих это 175, в семьях колхозников 152 минуты в рабочий день, для женщин соответственно 90 и 60 минут. Учитывая тяжесть патриархальной морали, предъявлявшей особенно жесткие требования к ним, женщины жили под двойным бременем нагрузок.

Участие женщин в политической жизни определялось их лояльностью к существующей системе. При выборах в Верховный Совет республики за ними резервировалось 30% мест. На практике при одномандатной системе выборов их число в Верховном и местных Советах оказывалось еще выше: по результатам выборов 1985 г. в Верховном Совете Беларуси женщины составляли 37%, в местных — даже 50%. Это давало возможность заявить о достижениях социализма в решении вопроса равных возможностей для женщин. Известно, однако, что Верховному Совету отводилась роль фиксатора уже готовых решений. Как только после распада Советского Союза система резервирования мест была ликвидирована, представительство женщин в парламенте упало до 3%. Так или иначе, женщины, как социальная группа, были фактически изолированы и от политики, и от процесса принятия решений.

Социалистический эксперимент по эмансипации женщин оставил у многих из них чувство неудовлетворенности и разочарования положением, которое им отводилось в обществе. Эмансипация, как освобождение женщин из-под власти мужчин, отводившей им подчиненное место в социальной и семейной иерархии, фактически не состоялась. Фактом реальности стало появление стойкого неприятия большинством белорусских женщин самого слова эмансипация, которое стало ассоциироваться в их сознании не с освобождением, а с эксплуатацией дешевого женского труда в общественном производстве и в семье на фоне полного исключения из процесса принятия решений. Параллельно с этим феминизм как идеология с большим трудом стал давать первые ростки, однако и те женщины, которые идентифицируют себя с феминистками, ощущают недостаток теоретического фундамента. В советском и постсоветском обществе антифеминизм очень силен и агрессивен. Для огромного большинства белорусских женщин продолжает оставаться неведомым, что феминистическая теория может стать питательной почвой для формирования альтернативной культурной формации, в которой женщины из объекта политики, формулируемой другими, перестав быть “вторым классом”, дискриминированной маргинальной группой, основным чаянием которой является, как их многие годы убеждали, лишь улучшение системы социально-бытового обслуживания, превратились бы в движущую силу социальных изменений, и, став заметней и сильней, влились бы в качестве равноправных партнеров в процесс принятия решений.

 

РАЗДЕЛ 2

ГЕНДЕРНЫЕ ПРОБЛЕМЫ
В ЭКОНОМИКЕ БЕЛАРУСИ

2.1. Феминизация бедности в контексте экономического кризиса

2.2. Феминизация непроизводственных отраслей экономики

2.3. Феминизация низкооплачиваемых профессиональных групп

2.4. Феминизация бедности как социальная проблема

2.5. “Женское лицо” безработицы в Республике Беларусь

2.6. Состояние социальных механизмов преодоления бедности

 

2.1. Феминизация бедности в контексте экономического кризиса

Переходный период в национальной экономике Республики Беларусь характеризуется обострением традиционных проблем в положении женщин. В резко изменившихся условиях социально-экономической и политической жизни возникла необходимость по-новому осмыслить положение женщины в обществе. Именно через призму решения женских проблем отчетливее всего виден уровень цивилизованности формирующихся рыночных отношений.

Кризисное состояние белорусской экономики проявляется в длительном падении производства по основным макроэкономическим показателям начиная с 1990 г. Снижение масштабов производства, выразившееся в значительном сокращении валового внутреннего продукта (ВВП) с 1990 по 1995 год, обусловлено прежде всего уменьшением выпуска продукции промышленности: с 1990 по 1995 год он уменьшился на 41%. Произошел спад производства в сельском хозяйстве: в 1995 г. производство сельскохозяйственных продуктов уменьшилось, по сравнению с 1990 г., на 26%. Розничный товарооборот снизился в 1995г., по сравнению с 1990 г., на 61%. Численность занятых в народном хозяйстве уменьшилась за данный период на 14%. В 1996г. наблюдалось некоторое повышение названных показателей, кроме численности занятых в народном хозяйстве, которое продолжает падать (таблица 2.1.1).

После распада СССР Республика Беларусь приняла широкомасштабную программу экономических реформ, но решила осуществлять их медленно и поэтапно. В 1992 г. это позволило сдержать сокращение масштабов производства и снижение уровня жизни людей, что на первый взгляд подтвердило правильность избранной стратегии и ее способность максимально защитить население республики от негативных последствий реформирования. Но с 1993 г. курс на поэтапное реформирование экономики стал вызывать серьезные сомнения в его оптимальности с точки зрения долгосрочных перспектив развития.

Медленное развитие экономики тормозит институциональные и структурные преобразования в обществе и усугубляет проблему феминизации бедности при общем обнищании населения Республики Беларусь. Число людей, чьи доходы на уровне и ниже минимального потребительского бюджета, увеличилось, по сравнению с 1990 г., в 13 раз и составило в 1996г. 65% от общей численности населения 1. Более всего обеднели неполные семьи с детьми и пожилые люди в возрасте старше 60 лет. А это является показателем феминизации бедности, так как неполные семьи в основном возглавляют женщины, в категории пожилых их тоже большинство.

Проблема феминизации бедности усугубляется неадекватной системой социальной защиты экономически уязвимых слоев населения. Несмотря на то, что доля государственных расходов на социальные нужды в ВВП не только не снизилась, но даже возросла, в абсолютных выражениях эти расходы существенно снизились из-за сокращения самого ВВП в 1996г. на 34% (по сравнению с 1990 г.). Структура социальных выплат пока не отвечает требованиям эффективности и достаточности, особенно для слабо защищенных слоев населения, какими являются женщины, молодежь, инвалиды.

Специфическим фактором феминизации бедности является наличие дискриминации и стойких социальных стереотипов в отношении полов в обществе. На Пекинской конференции было заявлено, что по-прежнему до 70% всех работ в мире выполняется женщинами, а оплата их труда не превышает 10%. Женщины не распоряжаются ресурсами, не имеют влияния и контроля над их использованием. В мире им принадлежит лишь 1% собственности. Вклад женщин в обеспечение жизненных процессов, в экономическое развитие общества оценивается неадекватно.

Сущность существующей ныне концепции “женского вопроса” можно сформулировать следующим образом. Во-первых, основополагающим и необходимым ее принципом является равное фактически и равноправное юридически социальное положение мужчин и женщин. Во-вторых, путь к реальному равенству лежит через участие женщин в общественном производстве, что является важнейшим условием самореализации личности. В-третьих, достижение высокого социального статуса женщин невозможно без радикальных изменений в сфере быта, его “индустриализации”.

Решение “женского вопроса” в Республике Беларусь возможно через комплексные реформы, направленные, с одной стороны, на широкое распределение прав собственности в обществе, развитие рыночной инфраструктуры, а с другой — на создание адресной системы социальной защиты экономически уязвимых слоев населения, что обеспечит возможность дальнейшего социального и экономического развития республики.

2.2. Феминизация непроизводственных отраслей экономики

Анализ состояния занятости женщин Республики Беларусь показал, что по сравнению с мужчинами доля женщин в отраслях материального производства уменьшается, а в непроизводственных отраслях — увеличивается (таблица 2.2.1).

По состоянию на конец 1995г. в национальном хозяйстве республики трудилось 2,3 млн. женщин, или 51,6% общей численности рабочих, служащих и колхозников; в т.ч. в сфере материального производства — 31,4%, непроизводственных отраслях — 20,2%. Сравнение данных 1990 и 1995 годов дает представление об основных тенденциях в изменении структур занятости мужчин и женщин. Если у мужчин занятость в отраслях материального производства почти не изменилась, то у женщин — снизилась в 1,2 раза (от 36,1 до 31,4%). Доля мужчин, занятых в непроизводственной сфере, в целом почти не изменилась, но по отраслям она изменилась весьма существенно. В отрасли управления и общественных объединений доля мужчин возросла вдвое, в жилищно-коммунальном хозяйстве и различных видах бытового обслуживания в 1,5 раза, а в сфере образования доля мужчин вдвое уменьшилась.

Наряду с тенденцией уменьшения женской занятости в отраслях материального производства наблюдается столь же устойчивая тенденция увеличения женской занятости в непроизводственных отраслях (в 1,5 раза). В здравоохранении и социальном обеспечении, образовании, жилищно-коммунальном хозяйстве, кредитовании и страховании, управлении и общественных объединениях она увеличилась в 1,5 раза, в сфере науки и научного обслуживания — уменьшилась вдвое. Изменения в структурах занятости женщин и мужчин, отчасти, отражают общие перемены в экономике, что выразилось в снижении занятости в промышленности, сельском хозяйстве, строительстве, науке и научном обслуживании и повышении занятости в отраслях нематериального производства. Но это лишь отчасти. В значительно большей мере изменения в структурах занятости женщин и мужчин отражают развитие процесса, называемого феминизацией бедности. Значительное повышение доли женщин в непроизводственных отраслях, в частности, сфере образования, является довольно точным показателем снижения ее социального престижа и, соответственно, оплаты труда. Таким образом, феминизация бедности имеет свои материальные предпосылки в увеличении доли женщин в отраслях материального производства с неудовлетворительными условиями труда и непроизводственных отраслях с низкой оплатой труда.

2.3. Феминизация низкооплачиваемых профессиональных групп

Сравнение образовательного уровня женщин и мужчин, занятых в национальном хозяйстве республики, показывает, что женщин с высшим образованием в 1,4 раза больше, чем мужчин; со средним специальным образованием — в 1,9 раза; со средним и неполным средним — в 1,2 раза меньше, чем мужчин (таблица 2.3.1).

Если в отраслях материального производства доля женщин с высшим образованием в 1,5-2 раза меньше доли мужчин (кроме сферы торговли и общественного питания, где она втрое больше), то в непроизводственных сферах доля женщин с высшим образованием значительно (в 2-3 раза) больше, нежели доля мужчин. Казалось бы, труд женщин в сферах образования, здравоохранения, культуры, искусства должен оцениваться и, соответственно, оплачиваться по достоинству. Но этого не происходит: именно в названных отраслях от 2/3 до 3/4 работников находятся за официальной “чертой бедности”, составляющей 60% среднего ежемесячного минимального потребительского бюджета (на конец 1996г. МПБ составлял 1116123 руб.) 2. Сравнение профессиональных структур служащих женщин и мужчин показывает, что женщин среди служащих в 2 раза больше, чем мужчин. Доля женщин среди руководителей немногим меньше, чем мужчин, среди главных специалистов — в 1,6 раза меньше, чем мужчин. Что касается специалистов, то здесь доля женщин в 3 раза больше, чем мужчин. Особенно она велика среди бухгалтеров, экономистов, медиков, педагогических работников. Это как раз наименее оплачиваемые профессиональные группы, хотя и выполняющие весьма значимые социальные функции — воспроизводства и сохранения физического и интеллектуального потенциала общества ( таблица 2.3.2).

Таким образом, имея значительно более высокий уровень образования, женщины реализуют его в наименее оплачиваемых профессиональных группах, где их доля постоянно увеличивается. Это — профессиональная группа работников бухгалтерского учета, где доля женщин превышала долю мужчин в 1994г. в 30, а в 1995г. в 60 раз; медицинский персонал, где доля женщин превышает долю мужчин в 10 раз; группа педагогических работников, где доля женщин превышает долю мужчин в 5 раз; работники культуры и искусства, где женщин больше, чем мужчин в 3 раза. Подобное противоречие между социальной значимостью выполняемых функций и низкой оплатой труда, выраженное в феминизации названных профессиональных сфер, свидетельствует о необходимости пересмотра государственными органами приоритетов в социальной политике управления развитием общества.

2.4. Феминизация бедности как социальная проблема

Очевидно, что уменьшение объема валового внутреннего продукта за последние пять лет более чем на 40%, высокий уровень и усилившиеся темпы инфляции в 1990-95 годах привели к ухудшению экономического положения большей части населения.

Особенно сильно упали доходы тех групп населения, которые финансируются из государственного бюджета и фонда социальной защиты. Многочисленные повышения уровня минимальной заработной платы не компенсировали инфляционные потери, и соотношение минимальной заработной платы к минимальному потребительскому бюджету (МПБ) продолжает падать. В январе 1991г. это соотношение составляло 53%, в январе 1994г. — 19%, а в декабре 1994г. — всего 7%. Денежный доход на душу населения приближается к уровню МПБ.

В республике разработана концепция “черты бедности”. Лица или семьи, чей доход не превышает минимального уровня выживания, установленного государством, считаются находящимися “ниже черты бедности”. Критерием, по которому граждане относятся к “экономически неблагополучным” группам населения, является получение месячного дохода, не превышающего 60% среднего ежемесячного МПБ семьи, состоящей из четырех человек, исчисленного за предыдущий квартал (вставка 2.4.1). На 1 апреля 1995 г., согласно такому определению, за чертой бедности находилось 52% населения республики. Таблица 2.4.1 показывает, каким образом население республики в 1994 г. распределялось по категориям бедности по данным исследования миссии Всемирного банка, работающего с данными Министерства статистики и анализа Республики Беларусь.

Итак, за чертой бедности в той или иной мере находятся более 2/3 женщин и мужчин, неудовлетворены же своим положением свыше 4/5 женщин и мужчин (84,8 и 83,4% соответственно) по данным опроса, проведенного по заданию ПРООН в Республике Беларусь в 1996г.

Результаты этого исследования позволяют оценить самочувствие женщин и мужчин в условиях растущей бедности. Так, 58,5% женщин и 48,1% мужчин считают, что за последний (1996) год их положение ухудшилось. Данную тенденцию подтверждает и оценка ими уровня своего экономического благосостояния. К бедным относят себя 49,4% женщин и 43,1% мужчин; среднеобеспеченным — 49,4 и 56,0% соответственно; богатым — 0,7 и 0,9%. Самоидентификация с той или иной социальной группой осуществляется через соотнесение себя с ближайшим социальным окружением. Констатируя, что они живут так же, как большинство знакомых, люди считают, что их жизненный уровень можно охарактеризовать как средний. Общее снижение жизненного уровня воспринимается сегодня как норма, что говорит о заметном снижении уровня притязаний (вставка 2.4.2).

Резкое ухудшение материального положения в течение 1996 г. в большей мере затронуло женщин, нежели мужчин. Прежде всего имеется в виду снижение уровня дохода до и ниже уровня минимальных потребностей. Так, низкую заработную плату и небольшую пенсию получают, по их словам, 62,3% женщин и 50,3% мужчин.

Социально-психологическим истоком феминизации бедности, на общем фоне снижения уровня жизни населения, является (по данным исследования) пассивность экономического поведения женщин. Наблюдаются различные стратегии выживания у мужчин и женщин в условиях экономического кризиса. Мужчины более активны, чем женщины: 29,9% из них подрабатывают (женщины — 18,4%); 9,1% занимаются бизнесом (женщины — 2,7%); 10,6% меняют место работы и специальность (женщины — 7,0%). Женщины гораздо реже проявляют инициативу: каждая вторая (у мужчин — каждый третий) ничего не предпринимает для улучшения своего положения, хотя понимает, что это нужно делать.

Более пассивное экономическое поведение женщин объясняется рядом причин. Во-первых, несмотря на более высокий образовательный уровень, у женщин ниже самооценка своих трудовых возможностей и уверенность в своей ценности на рынке труда, сильнее ощущение своей неконкурентоспособности. Только 10,2% женщин (среди мужчин — 17,2%) считают, что у них есть все необходимые качества для достижения успеха в жизни. Во-вторых, 21,8% женщин отмечают, что для проявления активности им не хватает молодости (среди мужчин — 16,6%), 15,7% не хватает смелости и решительности (у мужчин — 11,6%). В-третьих, важной причиной пассивного поведения 1/3 женщин в экономической сфере является плохое состояние здоровья (у мужчин — 1/6). Причем это не просто “уход в болезнь”, а реальное состояние здоровья, что подтверждается другими данными. Кроме того, на женщинах лежит почти все бремя ведения домашнего хозяйства, что значительно снижает их активность вне дома.

Сложная экономическая ситуация оказывает негативное влияние на здоровье населения. Только 1/3 женщин и 1/2 мужчин по данным опроса удовлетворены состоянием своего здоровья. Прослеживается четкая связь между снижением жизненного уровня и ухудшением здоровья населения. В целом, 49,1% опрошенных отметили, что за последние годы у них возникали проблемы со здоровьем. Среди них указали на ухудшение здоровья в течение 1996 г. 58,5% женщин и 37,3% мужчин.

В семьях, где материальное положение ухудшилось за последний год, 61,0% респондентов отметили ухудшение собственного здоровья. Женщины в большей степени, чем мужчины обеспокоены не только состоянием своего здоровья, но и состоянием здоровья детей; 1/3 (мужчины — 1/5) отметили, что их волнует здоровье подрастающего поколения.

Женщины чаще, нежели мужчины, в современной социально-экономической ситуации находятся в дискомфортном состоянии. Такие эмоциональные состояния, как уверенность-неуверенность, оптимизм-пессимизм, радость-грусть, надежда-отчаяние, смелость-страх, активность-апатия существенно соотносятся с уровнем доходов их семей. Чем ниже этот уровень, тем чаще женщины испытывают эмоционально-психологический дискомфорт (у мужчин такой четкой зависимости не выявлено).

Положение и эмоциональный настрой женщин усугубляется тем, что они в гораздо большей степени, нежели мужчины, рассчитывают на государство, на то, что оно должно заботиться об их материальном благополучии. Патерналистские установки приводят к тому, что женщины зачастую не принимают никаких активных действий для улучшения своего материального положения. Именно государство, по мнению 3/4 респондентов, виновато в ухудшении их жизни в последнее время.

Так, по данным социологического исследования, проблема феминизации бедности — это не только материальная проблема. Она имеет глубокие корни в фактически неравном положении женщин и мужчин и проявляется в негативных социальных последствиях этого неравенства: чрезмерной занятости женщин в домашнем хозяйстве, заниженной самооценке ими своих трудовых возможностей, неудовлетворительном физическом и психическом самочувствии.

К сожалению, приходится признать, что наряду со снижением возможностей самообеспечения семей резко ослабла и государственная поддержка, оказываемая в соответствии с законом “О государственных пособиях семьям, воспитывающим детей”. С момента ввода закона в действие в 1993 г. уменьшился круг получателей пособий на детей старше трех лет с 47,4 до 31,2% в 1996 г.; снизилась реальная значимость получаемых родителями пособий. Данное положение обусловлено привязкой размеров совокупного дохода, дающего семье право на пособие, и размеров самих пособий к минимальной заработной плате. Многократные повышения последней не компенсировали инфляционные потери, и соотношение минимальной заработной платы к минимальному потребительскому бюджету постоянно снижается. Если на момент принятия закона это соотношение составляло в минимальном потребительском бюджете 47,2%, то в декабре 1996 г. — всего лишь 8,1%. В связи с этим назрела необходимость корректировки действующего законодательства. Размеры государственных пособий, а также уровень совокупного дохода, при котором семья имеет право на их получение, предлагается увязывать не с минимальной заработной платой, а с минимальным потребительским бюджетом семьи из четырех человек. В случае принятия такой корректировки возрастут размеры пособий, расширится круг их получателей.

2.5. “Женское лицо” безработицы в Республике Беларусь

На конец 1996г. статус безработного имели 182,5 тыс. человек, что составило 3,8% экономически активного населения. По сравнению с 1991г. численность безработных в 1996г. возросла в 79 раз. Что касается темпов роста безработицы, то в 1993г. она возросла по сравнению с предыдущим годом в 2,8 раза; в 1994г. по сравнению с 1993г. — в 1,5 раза; в 1995г. по сравнению с 1994г. — в 1,3 раза; в 1996г. по сравнению с 1995г. — в 1,4 раза. Удельный вес женщин в общей численности безработных снизился с 80,0% в 1991г. до 63,8% в 1996г. и последние четыре года относительно стабилизировался (таблица 2.5.1). Относительная стабилизация ситуации объясняется как реализацией мер по социальной защите населения, так и медленным экономическим реформированием.

Характерной особенностью белорусского рынка труда является так называемая “интеллектуальная” безработица. Доля безработных с высшим и средним специальным образованием составляла в 1993г. среди мужчин 30,0%, а среди женщин — 43,7%; в 1994г. соответственно 23,6 и 37,5%; в 1995г. — 21,7 и 33,7%; в 1996г. — 21,5 и 31,6% 3.

Таким образом, явление “интеллектуальной” безработицы имеет тенденцию к уменьшению среди мужчин в 1,4 раза, среди женщин — в 1,3 раза.

Анализ источников пополнения контингента безработных показывает, что в 1996г. удельный вес уволившихся по собственному желанию составил 26,3%, высвобожденных по сокращению штатов — 22,8%, выпускников — 11,4%, прочих — 39,5%. Доля мужчин, уволившихся по собственному желанию, сократилась в 1996г., по сравнению с 1993г., в 1,3 раза, женщин — в 1,5 раза, доля высвобожденных по сокращению штатов за эти годы почти не изменилась. Доля нетрудоустроенных мужчин-выпускников уменьшилась в 1,6 раза, а женщин-выпускниц — в 1,3 раза. Доля прочих среди мужчин и женщин увеличилась примерно в 1,5 раза 4.

Ужесточаются условия спроса и предложения рабочей силы на рынке труда. Так, в 1991г. число свободных рабочих мест превышало число зарегистрированных безработных в 28 раз; в 1992г. оно уже было меньше числа зарегистрированных безработных в 1,3 раза; в 1993г. — меньше в 5,3 раза; в 1994г. — меньше в 5,5 раза; в 1995г. — меньше в 11,6 раза; в 1996г. — меньше в 11,5 раза (таблица 2.5.2). Кроме того, примерно 4/5 предлагаемых вакансий составляют рабочие места. Хотя данная ситуация имеет тенденцию к “смягчению”: так в 1996г. удельный вес рабочих мест уменьшился по сравнению с 19910г. в 1,3 раза.

Увеличиваются сроки безработицы. Так, в 1993г. из 33,6% мужчин только 0,6% не работали более 1 года, а из 56,4% женщин — 3,3%. В 1994г. из 36,2% мужчин не работали более года 2,1%, а среди 63,8% женщин — 7,5%. В 1995г. из 35,6% мужчин не работали более 1 года 4,2%, а среди 64,4% женщин 11,5% (таблица 2.5.3). Таким образом, просматривается устойчивая тенденция повышения длительности безработицы и увеличения количества длительно не работающих в 1995г., по сравнению с 1993г., среди мужчин в 7 раз, а среди женщин в 3,5 раза.

По данным социологического мониторинга “Регулирование занятости в условиях формирующегося рынка труда” (1995) 5 наиболее характерной тенденцией, в связи с увеличением срока безработицы, является усиление психологического дискомфорта и, в конечном счете, резкое падение активности поиска, возможностей трудоустройства. Устали, находятся в состоянии безысходности 16,3% женщин, не работающих до 6 месяцев; 24,1% не работающих от 6 месяцев до 1 года; 33,8% не работающих свыше 1 года. Уровень дискомфортности в группе длительно не работающих в 1,5 раза выше, чем среди безработных женщин в целом. Соответственно, активными поисками работы с предложением своих услуг различным организациям занято 20,6% женщин, не работающих до полугода; 13,9% не работающих до года; 11,2% не работающих свыше года. Активность длительно не работающих падает, таким образом, вдвое, что сказывается на оценке перспектив трудоустройства: считают, что шансов найти работу практически нет 15,6% не работающих до полугода; 24,1% не работающих от полугода до года; 30,0% не работающих свыше года.

В целях обеспечения трудоустройства и социальной защиты населения, в том числе женщин и молодежи, от безработицы в республике ежегодно разрабатываются программы занятости населения. Такой программой на 1995 г. предусматривался комплекс мероприятий по оказанию безработным помощи в трудоустройстве и материальной поддержке; по профессиональной ориентации и переподготовке незанятого населения; по содействию занятости граждан, не способных на равных условиях конкурировать на рынке труда; по поддержке предпринимательской деятельности и самозанятости граждан; по повышению эффективности работы Государственной службы занятости и укреплению ее материальной и научно-методической базы.

Особое внимание в программах занятости уделяется вопросам профессиональной подготовки и переподготовки специалистов. Как показывает практика, из всей численности безработного и незанятого населения переподготовка необходима каждому второму-третьему. При этом приоритетный подход к ее организации реализуется по отношению к гражданам, особо нуждающимся в социальной защите: лицам, продолжительное время не имеющим работы, молодежи, инвалидам, одиноким и многодетным родителям, женщинам, воспитывающим детей дошкольного возраста.

2.6. Состояние социальных механизмов преодоления бедности

Проблемная ситуация состоит в том, что, с одной стороны, формирующийся рынок выталкивает из сферы производства преимущественно женщин с высшим и средним специальным образованием (2/3 всех высвобожденных женщин) трудоспособного возраста, в основном специалистов различных профилей. С другой стороны, рынок готов принять по крайней мере 2/3 высвобожденных, но в принципиально ином качестве, со значительным снижением их социально-профессионального статуса. Значительные социальные издержки безработицы, имеющие своим следствием рост упадочнических настроений, ведут к негативным изменениям в поведении женщин, связанном с поисками работы и возможностями трудоустройства, к удлинению сроков безработицы.

В условиях нынешней экономики социальные механизмы не работают или работают с большими издержками. В этих условиях основная задача государственной политики — оптимизировать социальные механизмы рыночной экономики за счет “внутренних ресурсов”, задействовать социальные механизмы преодоления бедности среди женщин при помощи развития предпринимательства, профессионального переобучения, гибких форм труда и рабочего времени.

Предпринимательство как социальный механизм преодоления бедности среди женщин. Частный сектор, формирующийся в экономике республики, создает спрос на предпринимателей, бизнесменов, связывающих свое профессиональное будущее с частной предпринимательской деятельностью. В соответствии с новыми законами о собственности, о занятости населения, о предпринимательской деятельности, о разгосударствлении и приватизации государственной собственности, предпринимательской деятельностью могут в равной мере заниматься и мужчины, и женщины. Однако для большинства женщин предпринимательская деятельность — это проблема, скорее теоретическая, нежели практическая. Так, по данным социологического мониторинга (1995) 6 открыли свое дело, занялись коммерцией 9,1% мужчин и всего 2,7% женщин; стали подрабатывать 29,9% мужчин и 18,4% женщин. Вместе с тем хотели бы заняться коммерцией в 10 раз больше, нежели занялись. Это — разрыв между реальными установками на женское предпринимательство и официальным отношением к нему как альтернативе безработице.

Не стоит забывать, что лишь 1/3 респондентов (мужчин и женщин) имеют денежные сбережения, 2/3 их не имеют и живут от зарплаты до зарплаты. Из тех, кто имеет средства, лишь половина рискнули бы вложить их в развитие собственного дела. 1/3 респондентов останавливает отсутствие связей в торговле, 1/3 — отсутствие необходимых связей, 1/5 — опасения нестабильности в республике, 1/5 — регистрационные формальности и незнание механизмов приватизации.

Итак, материальные и социально-психологические предпосылки для активного предпринимательства среди женщин в республике еще не сложились. Между тем во всем мире малый бизнес и самозанятость все в большей мере становятся сферой приложения женского труда. Например, среди тех, кто был вовлечен в малый бизнес США, в 1972г. женщины составляли лишь 5%, а в 1990-х годах их было уже более 30%. Сегодня более 5 млн. американских женщин заняты малым и домашним бизнесом. На каждого вновь вовлекаемого в эту сферу мужчину приходится две женщины, начинающие свою деятельность в малом бизнесе. По прогнозам специалистов Управления по делам женского бизнеса и самозанятости, к 2000г. половину предпринимателей в сфере малого бизнеса составят женщины.

Профессиональное переобучение как социальный механизм преодоления бедности среди женщин. В основе действия данного механизма лежит переориентация женщин (особенно безработных) на новые критерии оценки своей профессии: во-первых, профессия должна хорошо оплачиваться, во-вторых, она должна котироваться на рынке труда. Однако действие этого социального механизма весьма нетрадиционно и отражает издержки периода развития советской экономики. Одна из таких издержек заключается в том, что женщины с высшим и средним специальным образованием вынуждены переобучаться специальностям, не требующим столь высокого образования. Так, предпочтительными профессиями, по которым велось переобучение в 1996г., были профессии бухгалтера (44,1%), секретаря-референта (34,0%), швеи-мотористки (20,4%). Происходит не переквалификация (при сохранении высшего образования и в его рамках), а приобретение совершенно иной по своей природе специальности, не требующей, как правило, высшего, а иногда и среднего специального образования, связанной со снижением социального и профессионального статуса.

Так, по данным социологического мониторинга (1995) 7 , 40% женщин, обучающихся новой профессии, были в прошлом инженерами-механиками, электротехниками и др.; 20% — инженерами-строителями; 10% — инженерами-экономистами; около 10% — научными работниками и представителями творческих специальностей. Очевидно, что таким образом проявляет себя механизм конкуренции, ранее отсутствовавший в национальной экономике.

Но, может быть, прежние инженерно-технические работники в душе не приемлют своего нового положения: ведь между прошлой и нынешней специальностью — “дистанция огромного размера”. Однако все гораздо сложнее. Житейская мудрость, способность мириться с обстоятельствами, прагматическое или безразличное отношение к прежней профессии у 2/3 переобучающихся женщин приводит их к компромиссным суждениям. Так, 1/4 женщин говорят о безусловном соответствии новой профессии их желаниям и склонностям; 2/3 — о большем или меньшем соответствии; 1/10 — затрудняются ответить. Лишь 3% женщин чувствуют себя дискомфортно и признаются в несоответствии новой профессии их желаниям и склонностям. В новой для себя ситуации женщины вынужденно принимают новый рыночный критерий оценки профессии — перспективность этой профессии на рынке труда — и вырабатывают соответствующую стратегию поведения.

Механизм гибких форм труда и рабочего времени. Объективные условия данного механизма в национальной экономике еще не сформированы, но субъективные предпосылки выражены довольно отчетливо. Так, на работу с неполным рабочим днем ориентированы до 1/2 занятых женщин; работу по контрактам и субконтрактам — 1/3; неполную рабочую неделю — 1/3; временную, сезонную работу — 1/5; работу в сфере обслуживания — 1/5.

Отсутствие объективных предпосылок действия механизма гибких форм труда и рабочего времени, вызванное неразвитостью сектора сервисных услуг в национальной экономике, ведет к тому, что 2/3 переобучающихся женщин, независимо от социального статуса и возраста, не могут реально оценить свои возможности на рынке труда. Лишь 14% рассчитывают найти работу сразу после переобучения, 20% — в течение 1—3 месяцев, 7% — в течение полугода; 53% не имеют об этом ясного представления.

Получается, что наиболее актуальный механизм переобучения на 2/3 действует “вхолостую”. Это снова нерациональные затраты, чреватые материальными и социальными издержками, возвратом части респондентов для повторного обучения, если их труд не найдет спроса на рынке труда. Однако сам по себе рост непроизводственного сектора, связанный с развитием гибких форм труда и рабочего времени, не явится социальным решением проблемы. Дело в том, что гибкие формы труда и рабочего времени почти неизбежно сопровождаются ослаблением социальных гарантий и доступности социального обеспечения, снижением заработной платы и ухудшением условий труда. И государству как гаранту социального статуса и надежного дохода своих граждан предстоит ответить на вопрос — явится ли гибкая занятость инструментом решения проблем безработицы и общего преодоления бедности.

Правительством Республики Беларусь, с учетом принятых на Пекинской конференции обязательств, утвержден Национальный план действий по улучшению положения женщин. Направления плана определены и конкретизированы в республиканской программе “Женщины Республики Беларусь”(1996), рассчитанной до 2000 года. В первом разделе программы, направленном на улучшение положения женщин на рынке труда и предупреждение женской безработицы, подчеркивается, что во многих отношениях женщины являются потенциальными катализаторами процесса трансформации, поэтому необходима активная позиция в определении той роли, которую они играют в социальной политике в период экономической перестройки.

Активное вовлечение женщин в экономику республики и поддержка с их стороны основных экономических реформ крайне необходимы как для прогресса реформ, так и для обеспечения уровня жизни в целом. Вспомогательные механизмы, обеспечиваемые неправительственными организациями, могут явиться дополнительным средством мобилизации женских способностей в целях производительной деятельности в сферах материального и духовного производства. В новых условиях обоснование и реализация социальной политики в отношении женщин перестает быть монополией государства, в выработку ее стратегии должны включаться широкие общественные движения, фонды, ассоциации, выражающие интересы разных социальных групп и обеспечивающие участие женщин в процессах планирования и осуществления социальных программ в интересах устойчивого экономического развития.

РАЗДЕЛ 3

Женщины и образование: возможности и перспективы

3.1. На пороге нового века

3.2. Поиск решений

3.3. Педагог нуждается в поддержке

 

3.1. На пороге нового века

Доступность знаний и степень их распространения — суммарный показатель прогресса общества. Образование приобщает человека к гуманистическим ценностям, позволяет освоить современные профессиональные стандарты, открывает для него возможность реального участия в общественной жизни. Демократия эффективна лишь в том случае, если устраняются любые проявления дискриминации в сфере просвещения, предоставляется широкий выбор форм обучения, обеспечивается свободная циркуляция научных, религиозных и философских идей.

Республика Беларусь имеет значительные достижения в сфере образования. Уровень грамотности взрослого населения составляет сегодня 98,4%. Конституция республики гарантирует каждому гражданину право на получение образования в соответствии с его потребностями и способностями (вставка 3.1.1).

Экономический кризис оказал негативное влияние на систему образования. Хотя, несмотря на наличие серьезных проблем, удалось сохранить ее главные достижения — доступность и высокое качество обучения, что стало возможным благодаря целенаправленной поддержке сферы образования со стороны государства. Важным индикатором экономического, политического, культурного развития общества является доступность образования для женщин. Конституция Республики Беларусь гарантирует женщинам равные с мужчинами права на получение образования. Действуют, однако, ограничения в обучении женщин по отдельным профессиям, что продиктовано заботой об их здоровье. Закон запрещает женский труд на тяжелых и вредных производствах (преимущественно в химической, нефтедобывающей, горной промышленности, в энергетике и строительстве). Перечень работ, противопоказанных женщинам, утверждается Правительством. По мере модернизации производства и создания безопасных условий труда эти ограничения снимаются.

По количественным показателям уровень образования женщин выше, чем у мужчин (график 3.1.1). В общей численности работников с высшим образованием женщины составляют 58,4%, со средним специальным — 65,8%. Высок и удельный вес женщин среди студентов высших учебных заведений — 51,9%, учащихся средних специальных учебных заведений — 56,9%.

Социально-экономические и политические перемены в обществе обусловили необходимость коренных изменений в сфере образования. Наметились новые подходы в образовательной политике, ориентированные на приведение системы обучения в соответствие с международными стандартами, что позволяет обеспечить более высокий уровень подготовки учащихся женщин.

Важнейшее место в системе обучения женщин занимает среднее образование. Основной формой его получения является школа. В настоящее время осуществляется школьная реформа, в ходе которой вводится обязательное 10-летнее базовое и 11-12-летнее углубленное среднее образование, ориентированное на подготовку к поступлению в вуз. Для расширения профильной ориентации, гуманитарной и социокультурной подготовки открываются учебные заведения нового типа: в республике работает 85 гимназий и лицеев.

В соответствии с новыми подходами возрождается система женского среднего образования. С 1992 г. в городе Жодино Минской области, к примеру, функционирует женская гимназия, которая работает по специальной программе, рассчитанной на подготовку девушек как к трудовой деятельности, так и к семейной жизни. Наряду с общеобразовательными предметами в программу гимназического образования введены специальные: мировая художественная культура, этикет, психология отношений, семья и право, дизайн в быту, живопись, хореография, рукоделие, кулинария, домашнее лечение и т.п. В гимназии, наряду с общим средним образованием, девушки могут получить и специальность младшей медицинской сестры, секретаря-машинистки, а наиболее успешно занимающиеся — секретаря-референта со знанием иностранного языка (вставка 3.1.2).

Бесспорно, открытие учебных заведений нового типа, особенно женских, имеет важное значение для повышения качества образования женщин. Однако лицеи и гимназии, как правило, открываются в городах, где лучше материальная база, выше квалификация педагогических кадров. Городская система обучения функционирует более эффективно, в связи с чем возникает разрыв в уровне подготовленности учащихся города и села. Выпускницам сельских школ тяжелее конкурировать с городскими, соответственно у них меньше шансов продолжить свою учебу. В 1996г. только 21% поступивших в вузы составили сельские выпускники. В целях повышения качества образования для наиболее способных детей из “глубинки” в областных центрах республики начинают открываться лицеи. Предполагается также в тех сельских школах, где позволяют условия, создавать лицеистские и гимназические классы.

Новые социально-экономические условия стимулируют изменения и в системе профессионально-технического образования женщин. Сняты возрастные ограничения для поступающих на дневные отделения ПТУ, что увеличивает возможности женщин, особенно имеющих детей, в получении профессионально-технического образования. Вводится подготовка по новым профессиям, связанным с женским трудом (хозяйка усадьбы, секретарь-машинистка со знанием иностранного языка и стенографии, контролер пищевых продуктов, вышивальщица-ткач и др.). Для углубления профессиональной подготовки женщин важное значение имеет создание качественно новых интегрированных образовательных структур: центров профессионально-технического образования, где школьники проходят трудовое обучение, пробуют себя в той или иной профессии и впоследствии продолжают учиться по избранной специальности.

Оперативно реагирует на изменяющиеся условия система среднего специального образования. С целью улучшения качества подготовки открываются учебные заведения нового типа: из 148 учебных заведений системы 23 получили статус колледжа. Для повышения конкурентоспособности выпускников на рынке труда начался переход к подготовке многопрофильных специалистов. С этой целью вводятся дополнительные специализации, что расширяет возможности трудоустройства выпускников. В наибольшей степени изменения коснулись учебных заведений, традиционно ориентированных на женский труд — медицинских, культурно-просветительных, педагогических.

Новые требования к качеству образования обусловили изменения не только в системе средней, средней специальной, но и высшей школы. На базе ведущих вузов создаются университеты и академии, осуществляется переход к получению высшего образования двух уровней — бакалавра и магистра.

В рамках реформы высшей школы проводится значительная работа по улучшению содержания образования, обновлению учебных планов, разработке новых курсов, в том числе связанных с женской проблематикой. Министерством образования и науки осуществляется подготовительная работа по введению в вузах обязательного для студентов курса по правам человека, где специальный цикл лекций будет посвящен правам женщин. Формируется система гендерного образования. Соответствующие учебные курсы введены в Академии управления при Президенте Республики Беларусь, Белорусском государственном и Европейском гуманитарном университетах. В республике сложилась научная школа, связанная с исследованием гендерных основ управления. Так, в Белорусском коммерческом университете управления по данной тематике читается цикл лекций, ведется подготовка аспирантов, работает учебно-исследовательский центр и Проблемная лаборатория.

Система гендерного образования находится в стадии становления, и ее развитие предполагает решение многих проблем: подготовку специалистов по данной проблематике, увеличение финансирования на образовательные и исследовательские проекты, введение спецкурсов не только в систему высшего, но и среднего образования, разработку программы гендерного просвещения населения республики.

Реформа образования затронула не только его содержание, но и организационную структуру. В дореформенный период все образование было бесплатным и осуществлялось по единым стандартам под строгим контролем государства. Демократизация общественной жизни, возрастание спроса на образовательные услуги и потребность в новых специальностях вызвали появление негосударственного сектора образования, получившего наиболее широкое распространение в системе высшей школы. В негосударственных вузах в настоящее время занимается около 16% студентов республики. Оплата за год учебы в них составляет от 600 до 1500 долларов США. В государственных вузах при сохранении бесплатного образования введено обучение на коммерческой основе для тех, кто не прошел по конкурсу.

Большинство белорусских женщин ориентированы на получение образования в государственных учебных заведениях. Этот выбор обусловлен прежде всего материальными причинами: государство оказывает социальную поддержку студентам данных вузов и это повышает их экономические возможности в приобретении знаний (вставка 3.1.3). Преимуществом государственных вузов является и более высокий уровень подготовки кадров. Как показывает практика, негосударственные высшие учебные заведения не всегда в состоянии обеспечить качественные знания учащихся.

В системе негосударственных учебных заведений в 1994 г. открыт первый в истории Беларуси женский институт “Энвила”. Для поступающих в этот вуз не существует возрастного ценза, в нем обучаются не только женщины Беларуси, но и других новых независимых государств. В институте работает три факультета: психологический, переводческий и экономический. Кроме этого, есть факультет повышения квалификации, подготовительное отделение и научно-исследовательский центр “Женщина ХХI века”. На всех факультетах есть учебные предметы, необходимые любой женщине, независимо от выбранной специальности. В их числе: делопроизводство, информатика, психология, техника и культура речи, основы медицинских знаний и домоводства, этикет, дизайн, хореография, история искусств и др. Вместе с дипломом о высшем образовании выпускницы могут получить специальности “секретарь-референт со знанием иностранного языка и персональных ЭВМ” и “домашний воспитатель” (вставка 3.1.4). Готовя деловых женщин ХХI века, институт учит умению адаптироваться в сложных условиях общественной жизни, использует современные модели обучения, способствующие наиболее полной реализации женщин в семейной и профессиональной сферах.

Рыночные условия стимулируют и изменения в системе повышения квалификации и переподготовки женских кадров. В современных экономических условиях особую роль играет подготовка и переподготовка женщин по новым специализациям. Обучение как мера смягчения социальных последствий безработицы все активнее используется для восстановления профессиональной мобильности и конкурентоспособности женщин. Из направленных на профессиональное обучение безработных в 1996 г. 63,3% составили женщины. В программу занятости населения на 1997 г. включен комплекс мероприятий по подготовке женщин, предусматривающий специальные образовательные программы, в том числе обучение предпринимательской деятельности, ведение фермерского хозяйства.

В республике функционирует система последипломного образования, около 48% повысивших в ней квалификацию в 1996 г. приходится на долю женщин.

Повышается научная квалификация женщин. Из общего числа защитивших в 1995 г. кандидатские диссертации 40,5% составляют женщины. Но их значительно меньше среди специалистов высшей научной квалификации (таблица 3.1.1). Только 4,8% от общего числа защитивших докторские диссертации в 1995 г. приходится на долю женщин. Практически не растет число женщин-академиков. За все время существования АН Беларуси лишь одна женщина была избрана академиком (вставка 3.1.5).

Всего из общей численности работников, повысивших квалификацию, прошедших подготовку и переподготовку в 1996г., 40,3% составили женщины.

3.2. Поиск решений

Изменения в социально-экономической и политической жизни вызвали перемены не только в системе образования, но и в жизненных планах женщин, их отношении к образованию. Выбирая профессию или специальность, многие из них вынуждены ориентироваться не столько на личные способности, желания и склонности, сколько на конъюнктуру рынка. Сложная и непредсказуемая экономическая ситуация заставляет выбирать между “синицей в руке” и “журавлем в небе”. Потребность в образовании все в большей степени приобретает прагматический характер (ориентация на высокий заработок, социальные преимущества профессии, изучение только тех предметов, которые нужны для продолжения учебы и т.п.), материальный фактор становится определяющим при выборе профессии.

В то же время в новых экономических условиях растет престиж высшего образования (вставка 3.2.1). В 1996 г. в среднем на одно место в вузе претендовало два, а на отдельных специальностях десять человек на место. Сегодня в высших учебных заведениях республики обучается свыше 200 тыс. студентов — это самое большое число за все время существования высшей школы на Беларуси.

В системе высшего образования женщины специализируются в основном по гуманитарным дисциплинам (график 3.2.1).

Особенно велика доля женщин в вузах культуры, просвещения, иностранных языков. В последние годы женщины начинают все активнее осваивать юридические и экономические профессии. Тем не менее в ряде важных и социально престижных областей знаний доля женщин явно не соответствует их возможностям. Возникли определенные диспропорции в распределении мужчин и женщин в гуманитарных, естественных и прикладных сферах, что отрицательно сказывается на структуре профессиональной занятости, приводит к феминизации ряда отраслей. Появление этих негативных тенденций связано с отсутствием четкого механизма определения потребностей общественного производства в специалистах. Система подготовки кадров, особенно в негосударственных вузах, не всегда учитывает реальный спрос на профессии, нередко основывается лишь на интересах и возможностях самого учебного заведения. Нерегулируемый прием на обучение приводит к перепроизводству кадров, диспропорции между количеством женщин-специалистов и перспективными потребностями общества, негативно влияет на дальнейшее трудоустройство женщин с вузовскими дипломами. Для решения данной проблемы важное значение имеет разработка системы мероприятий по подготовке кадров с учетом баланса трудовых ресурсов и прогноза социально-экономического развития республики. Это даст возможность более эффективно решать проблемы трудоустройства женщин, сократить финансовые расходы и материальные затраты на их обучение.

На отношение женщин к образованию оказывает влияние и их институциональное неравенство. Несмотря на более высокий уровень образования, социальный статус женщин ниже, чем у мужчин. С ростом сложности и престижности труда доля женщин сокращается.

Общество не всегда позволяет женщине в полной мере реализовать свой интеллектуальный потенциал. Трудности быта, сложность совмещения семейных и профессиональных обязанностей, патриархальный взгляд на ее предназначение, недоверие, а порой и негативное отношение к ее знаниям и интеллекту — таковы основные причины институционального неравенства женщин, истоки противоречия образования, профессиональной деятельности и личной жизни, которые сокращают резерв ее моральных и физических сил, необходимых для интеллектуального роста.

Различия в экономическом и социальном положении мужчин и женщин формируют и определенный стереотип поведения у подрастающего поколения. Мальчики воспитываются как представители доминирующей группы, настраиваются на успех. Девочки, лишенные наглядных моделей профессиональной карьеры и интеллектуальных достижений представительниц женского пола, ориентируются на пассивное поведение, более низкие социальные ступени. Впрочем, в последние годы в этой сфере наметились перемены к лучшему. Демократизация общества, реализация новых моделей образования, экономические и политические изменения в общественной жизни формируют новые ценностные ориентации женщин. Изменяется понимание места и роли женщины в обществе, соответственно возрастает значимость образования как важной жизненной ценности. Начальным проявлением данной тенденции является устойчивый рост числа женщин, поступающих в последние годы в вузы (график 3.2.2), активизация женщин в сфере повышения своей научной квалификации. Так, из защитивших диссертации в 1995 г. женщины составили 36,7%, в возрасте до 30 лет их доля возросла до 46,2%. Нарушается мужская замкнутость управления системой образования. До недавнего времени руководство высшими учебными заведениями было исключительной привилегией мужчин. В течение последних нескольких лет в состав традиционно мужского корпуса ректоров республики вошли четыре женщины (ректоры Белорусского государственного университета культуры, Минского государственного лингвистического университета, женского негосударственного института “Энвила”, Брестского гуманитарного негосударственного института) (вставка 3.2.2). В общественную жизнь все активнее включается поколение женщин, четко ориентированных на профессиональные достижения, повышение своего социального статуса, для которых образование является необходимым условием их успешной самореализации.

3.3. Педагог нуждается в поддержке

В системе образования трудится около 10% активно занятого населения страны, из них 82,2% работников составляют женщины. Кризис экономики не позволяет осуществлять финансирование отрасли в полном объеме, и это сказывается на материальном положении работников отрасли. Низкая оплата труда стала причиной оттока наиболее квалифицированных и мобильных кадров, прежде всего мужчин, в более престижные сферы трудовой деятельности.

Сегодня Правительство изыскивает средства адресной поддержки работников системы образования: введена дифференцированная оплата труда в зависимости от результатов профессиональной аттестации, установлены доплаты за стаж работы по специальности, ученые степени и почетные звания, создан фонд премирования и оказания материальной помощи. Однако эти меры не меняют общей картины, и уровень жизни педагогических кадров оставляет желать лучшего.

Негативно влияет на положение женщин, занятых в отрасли, и феминизация сферы образования. Доминирование в ней женщин не только ограничивает их возможности устройства личной жизни, увеличивает число незамужних, но и отрицательно сказывается на морально-психологическом климате педагогических коллективов, негативно влияет на взаимоотношения учителей и учеников, их психологическое самочувствие, а следовательно и на эффективность образования и воспитания. В республике, где растет количество неполных семей и нет традиций обучения мальчиков отцами, феминизация образования ведет к деформациям в социализации подрастающего поколения. У юношей проявляется недоразвитость мужского самосознания, усиливается роль таких типично женских качеств, как чрезмерная эмоциональность, общительность, конформизм, повышенное внимание к моде. Феминизация школы связана с интенсивным, но не всегда сбалансированным ростом числа женщин-специалистов в данной сфере и требует принятия серьезных мер по привлечению в сферу образования мужчин, прежде всего в качестве учителей, воспитателей, социальных работников.

В настоящее время мужчины доминируют в управлении системой образования, здесь, как и в других сферах, не в полной мере созданы условия, обеспечивающие конкурентоспособность, равные возможности мужчин и женщин в деловой карьере. По мере роста ответственности работы удельный вес женщин сокращается. Так, среди рядовых учителей женщины составляют 81,2%, а среди директоров общеобразовательных школ их вдвое меньше — 42,1%.

Серьезной социальной проблемой являются психологические и физические перегрузки женщин, работающих в системе образования. Это результат двух встречных тенденций. С одной стороны, многие работают на полторы-две ставки, чтобы пополнить свой семейный бюджет, а с другой, восполняют имеющийся дефицит кадров. Особенно остро эта проблема стоит в школах, расположенных в районах, потерпевших от аварии на Чернобыльской атомной станции.

Учебная нагрузка учителя составляет 22-27 часов в неделю, кроме того 13-18 часов приходится дополнительно на другие виды педагогической деятельности. Таким образом, рабочая неделя учителя равна в среднем 35-45 часов. Перегрузки на работе и дома формируют так называемый “синдром профессионального выгорания” — истощение моральных и физических сил, что неизбежно сказывается как на эффективности профессиональной деятельности, психологическом самочувствии, так и на отношениях в семье. Социологические исследования показывают, что лишь 20% женщин-педагогов удовлетворены своей женской судьбой, свыше 70% не имеют возможности следить за своим здоровьем и внешним видом, практически все в конце рабочей недели испытывают переутомление, свыше 80% не могут полностью восстановить свои силы за выходные.

В особо сложном положении находятся женщины, работающие в сельских школах. Значительные перегрузки дома и на работе, неудовлетворительные бытовые условия, отдаленность от научных и культурных центров, слабая учебно-материальная база — таков далеко не полный перечень социальных проблем, с которыми сталкиваются педагоги в “глубинке”.

В Республике Беларусь принята государственная комплексная программа развития образования и воспитания на период до 2000 г., реализация которой будет способствовать расширению возможностей женщин в получении качественного образования, повышению его престижа и улучшению положения женщин, работающих в данной сфере.

 

РАЗДЕЛ 4

ЖЕНЩИНЫ В СФЕРЕ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ

4.1. Женщины и политическая деятельность

4.2. Женщины в структурах исполнительной власти

4.3. Препятствия и механизмы их преодоления

Противоречие между растущим вкладом женщин в общественный прогресс и устойчиво сохраняющимся их социально-экономическим и политическим неравенством с мужчинами наиболее наглядно проявляется в сфере управления. Можно констатировать, что женщины республики практически отсутствуют в верхних эшелонах власти, а следовательно не выступают полноправными участниками процесса принятия решений, имеющих ключевое значение для развития общества и будущих поколений. В то же время налицо объективные предпосылки для равного участия женщин в этой сфере деятельности. Это и высокий уровень образования, высокая профессиональная активность, а также отсутствие законодательных ограничений на участие женщин в политике и государственном управлении. К сожалению, все это на сегодняшний день не реализовано. Казалось бы, политические реформы в постперестроечный период, активизация женских общественных и политических движений, растущее понимание обществом необходимости равноправного участия женщин в процессах принятия решений и разделения властных полномочий, вдохновляющие примеры ряда стран Северной Европы изменят ситуацию к лучшему, но этого, к сожалению, не произошло.

Особенно отчетливо отстраненность женщин от принятия решений проявляется в сфере законодательной власти, аппарате Совета Министров и в деятельности политических партий.

4.1. Женщины и политическая деятельность

До начала 90-х годов доля женщин (одна треть) в органах законодательной власти определялась распределительным механизмом, так называемой системой квот, когда кандидаты на выборные должности подбирались по полу, возрасту, образованию, профессии и т.д. В Верховном Совете были зарезервированы места для руководителей партии и страны разных уровней и рангов. Депутатский мандат для них был чем-то вроде приложения к руководящему креслу. Для равновесия необходимо было рабоче-крестьянское представительство. Именно в эту нишу попадали женщины-выдвиженки. Среди них преобладали представительницы традиционно женских профессий — ткачихи, доярки, реже — врачи и учителя. Женщины редко избирались повторно в парламент, чем обеспечивалась ротация депутатского корпуса.

Маскулинистский характер тоталитарной системы проявлялся не только в засилии мужчин на всех уровнях принятия решений и управления, но и в определении приоритетов, таких как военное превосходство, целей, ориентированных на создание военно-промышленного комплекса, в выборе средств и методов, определенных как диктат силы и командно-административный стиль.

Таким образом, решение женского вопроса в СССР было не более чем социальной мистификацией, которая не только маскировала подлинные пружины власти, но и создавала превратное представление о сущности и содержании гражданских свобод, деформировала само понятие женской эмансипации. Люди привыкали думать, что все проблемы решаются “наверху”, государство-опекун позаботится обо всех и каждом, у них сформировалась психология иждивенцев и политическая пассивность. Вот почему низкий политический статус женщин не вызывал и не вызывает протеста в обществе.

Об этом свидетельствуют результаты первых относительно свободных выборов, прошедших в Беларуси в 1989-90 годах. Упразднение квот привело к тому, что женщины составили лишь 3% (13 человек) среди депутатов Верховного Совета двенадцатого созыва. Резко снизилась их доля и в местных выборных органах. Повлияло на это и то, что начальный период трансформации экономической, социальной и политической системы белорусского общества происходил в условиях, когда женщины не смогли четко артикулировать и идентифицировать свои интересы. В Беларуси никогда не было сильного независимого женского движения в силу отсутствия традиций независимого общественного движения как такового, а также господства патерналистских стереотипов и неумения женщин, принадлежащих к различным социальным группам, выработать общую платформу действий.

Однако в конце 80-х-начале 90-х годов ситуация изменилась. Ко времени выборов Верховного Совета тринадцатого созыва (1995-96 гг.) произошло концептуальное оформление политического пространства и сложился плюралистический спектр партий. Было зарегистрировано 34 партии различной политической ориентации: от либерально-консервативной, национал-демократической, христианско-демократической до социал-демократической и коммунистической. Больше всего женщин в партиях, представляющих социалистические и социал-демократические ценности (Партия коммунистов белорусская — ПКБ, женская партия “Надзея”). Широко представлены женщины (до 50% состава) в Белорусском Народном Фронте (БНФ), выступающем с национально-демократических позиций. В целом женщины составляют от 20 до 50% общего состава политических партий.

Однако представительство женщин в руководящих партийных органах не адекватно численному составу и колеблется от 2 до 15%. Наибольший разрыв между численностью в партии и представительством в руководящем органе отмечен в БНФ, соответственно — 50 и 2%, наименьший — 15 и 12% в Объединенной гражданской партии. Это подтверждает мнение о незначительном влиянии женщин на принятие решений в деятельности политических партий.

Анализ показал, что ни в одной из партий, кроме “Надзеi”, нет специальной программы продвижения женщин во властные структуры и нет зафиксированных квот представительства женщин в руководящих партийных органах.

Во время избирательной кампании от партий было выдвинуто около 100 женщин-кандидатов, что составляло от 1 до 10% общего количества партийных кандидатов, исключая “Надзею”. Самое большое количество кандидатов-женщин делегировали партия “Надзея” (34), ПКБ (30), БНФ (19).

Активное участие женщин в избирательной кампании и первый политический успех, когда почти 30% женщин-кандидатов вышли во второй тур, не случайны.

К этому времени активизировался процесс становления самостоятельного женского движения. Возникло около 20 женских неправительственных организаций, ряд которых ставил своей задачей активное включение женщин в политическую деятельность. Это в первую очередь Женское христианско-демократическое движение и возникшая в 1994 г. под эгидой Федерации профсоюзов женская партия “Надзея”.

Партия “Надзея” выступает за экономические права трудящихся, “за построение демократического, социального, правового государства, направленного на всестороннее раскрытие творческого потенциала и способностей женщин, правовую охрану интересов матери и ребенка, формирование моральных устоев семьи”. Согласно социологическим опросам, перед выборами 1995-96гг. партия “Надзея” имела достаточно высокий рейтинг, однако это можно оценить скорее как психологический, а не политический феномен. В обществе, где многопартийность только зарождается и основная масса населения не различает идеологические оттенки новых партий, женская партия оказалась наиболее понятной и легко идентифицируемой.

Во время избирательной кампании была отмечена достаточно высокая степень ожиданий электората в отношении женщин-кандидатов. Многих избирателей привлекали высокие нравственные качества женщин, последовательная позиция в отстаивании общественных интересов и неагрессивный стиль политического поведения.

Женщины-кандидаты, избравшие нетрадиционную роль независимого политика, проявляли огромную внутреннюю силу, ибо они утверждали себя не только в качестве профессионалов и общественных лидеров, но и как представители дискриминируемой группы.

Однако все вышесказанное не сказалось существенным образом на результатах выборов. Депутатами Верховного Совета тринадцатого созыва стали лишь девять женщин. Одна из них стала заместителем председателя Постоянной комиссии по бюджету, налогам, банкам и финансам, другая — секретарем Постоянной комиссии по международным делам. Таким образом, женщины, составляя свыше половины избирателей республики, практически были лишены возможности реализовать свои интересы в выборных органах.

После проведения в ноябре 1996 г. референдума и принятия поправок к действующей Конституции Верховный Совет был переименован в Национальное собрание и разделен на две палаты. В Палате представителей на сегодняшний день осталось лишь 5 женщин-депутатов, или 4,5%. В Совет республики было избрано от областей и назначено Президентом 19 женщин (или 30,1% от общего количества), причем одна из них стала заместителем Председателя Совета. Это произошло благодаря тому, что Президент, по сути дела, применил квотный принцип. Женщины, избранные в Совет республики, представлены следующими категориями: три из них — председатели районных и городских советов депутатов, семь — представители директорского корпуса, пять — представляют сферу образования и здравоохранения, три — систему социальной защиты и одна — председатель правления акционерного банка. Такая тенденция, когда доля женщин-членов Сената (у нас Совета) выше, чем доля избранных в палату представителей на основе прямого голосования, соответствует общемировым закономерностям. От того, как проявят себя эти женщины, смогут ли предлагать собственные независимые проекты в политической и социальной сферах, отстаивать свое мнение, во многом будет зависеть отношение к женщинам-кандидатам на следующих выборах.

Несмотря на противоречивый ход демократических процессов, складывается новый тип женщины-политика. В период кризиса, сопровождающегося постоянными трансформациями структур власти, на политической сцене появились фигуры женщин-политиков “открытого” типа. Их путь в политику лежал не через административную карьеру, поддержку вышестоящих лиц или властных структур, а через публичное действие — участие в массовых митингах, в избирательных кампаниях и публичных дискуссиях.

Однако их пребывание на политическом “олимпе” — в Верховном Совете — было недолгим. Это не позволило им раскрыть свой потенциал. В сложившейся ситуации женщины-политики новой формации продолжают политическую деятельность в основном в рядах оппозиционных сил, а также в независимых женских организациях.

Процесс осознания женщинами своих специфических интересов происходит медленно, так как он заслоняется острыми экономическими проблемами.

Опрос 40 женщин-политиков Беларуси, представлявших различные партии, проведенный во время заседания круглого стола “Женщины и политика” (февраль 1997 г.), показал, что более всего они озабочены ухудшением состояния экономики и развалом социальной сферы. На второе место в равной степени вышли две проблемы — возможность потери страной суверенитета и обеспокоенность усилением авторитарного режима, ущемлением прав и свобод граждан. Следующая проблема, которая беспокоит белорусских женщин-политиков демократической ориентации — это слабость политической оппозиции, отсутствие у нее стратегической концепции. И лишь на пятом месте стоит озабоченность положением женщин, недооценкой их роли и вклада в общественное развитие. Почти не отметили женщины-политики в числе волнующих их проблем вопросы преступности и насилия, совершенно обошли вниманием критическое состояние экологии и угрозы здоровью нации.

Респонденты сетовали на отсутствие свободного времени, финансовую и организационную слабость партийных структур, мужскую корпоративность, низкую политическую культуру, как у субъектов политики, так и у населения.

К тому же большинство опрошенных женщин-кандидатов отметили в качестве препятствия вхождению во власть наличие стереотипов, связанных с половой принадлежностью. Политика и политическое поведение до сих пор связывается в массовом сознании с мужской активностью, с силовой борьбой за власть.

Осознание женщинами своего места в политике происходит на фоне отсутствия концептуальных разработок и исследований, в центре которых стояла бы проблема женского участия в принятии решений. Белорусская политология проявляет равнодушие к таким актуальным вопросам, как изменение положения женщин в обществе под влиянием структурных перемен, особенности электорального поведения женщин, представленность женщин в различных политических институтах, стиль женского лидерства, влияние СМИ на формирование образа женщины-политика.

4.2. Женщины в структурах исполнительной власти

Ситуация с участием женщин в управлении отражает их положение в обществе. Статистические данные указывают на недостаточную востребованность этой социально-демографической группы.

Исполнительную власть в республике осуществляет Правительство — Совет Министров — центральный орган государственного управления. В настоящее время в его состав входят: премьер-министр, пять его заместителей, 27 министров и 16 председателей Государственных комитетов, а также глава Администрации Президента, председатель Комитета государственного контроля и Председатель правления Национального банка (график 4.2.1). К сожалению, Правительство республики, за исключением одной женщины — министра социальной защиты — состоит исключительно из мужчин. Не намного лучше обстоят дела и в аппарате Совета Министров, в котором женщины хотя и составляют 29,4%, но только одна из них занимает должность заместителя начальника управления.

Несколько иная ситуация в министерствах. Анализ занятости женщин в них позволяет говорить о расширении участия женщин в формировании и реализации политики Правительства. На сегодняшний день в 17-ти из 27 министерств удельный вес женщин превышает 50%. В остальных, за исключением силовых (Министерства внутренних дел и Министерства обороны), доля женщин находится в диапазоне от 30 до 50%. Наиболее феминизированными являются министерства статистики и анализа (удельный вес женщин среди сотрудников — 90%), юстиции (73,1%), торговли (71,3%), финансов (68,9%), социальной защиты (60%), а также топлива и энергетики (60%).

По состоянию на 1 декабря 1996 г. женщины занимали два министерских поста — министра социальной защиты и здравоохранения (позднее министр здравоохранения вошла в состав Совета Республики, в котором возглавила комиссию по социальным вопросам).

Ответственные решения принимаются не только на уровне министров. В их подготовке и принятии участвуют заместители министров, начальники управлений и отделов, главные специалисты. В настоящее время должности заместителя министра занимают девять женщин в следующих министерствах: архитектуры и строительства, иностранных дел, промышленности, связи и информатики, социальной защиты, статистики и анализа, топлива и энергетики, труда, юстиции. Это перечисление свидетельствует о том, что на данном должностном уровне женщины представлены не только в министерствах социального блока, как традиционно сложилось.

За последние пять лет заметно увеличилось и число женщин, работающих главными специалистами, начальниками отделов и управлений министерств. Такая ситуация во многом обусловлена оттоком мужчин из правительственных структур вследствие относительно низкого уровня заработной платы, снижения престижности управленческого труда в государственном секторе и соответственно расширения возможностей самореализации в частном секторе. Так или иначе, расширение занятости женщин в ключевых звеньях исполнительной власти представляется очень важным и своевременным, поскольку свидетельствует о начале этапа, когда количественные изменения позволяют проявиться новому качеству — большему влиянию женщин на принятие решений в сфере управления. В условиях резко возросшего значения мер, направленных на смягчение негативных последствий переходного периода, таких как бедность, безработица и т.д., учет мнения женщин представляется как никогда целесообразным, так как именно они смогут содействовать гуманизации реформ. Как показывает практика других стран, расширение участия женщин в принятии решений в этой сфере деятельности приводит к качественным отличиям в характере и сути принимаемых решений — они приобретают большую социальную направленность, в большей степени просчитываются их социальные последствия, в том числе для женщин и мужчин.

Область, в которой женщины республики в наименьшей степени смогли реализовать свой потенциал, — дипломатическая деятельность. По состоянию на 1 декабря 1996 г. среди работников заграничных учреждений Министерства иностранных дел женщины составляли лишь 19,3%. Всего лишь одна женщина представляла республику на международной арене в качестве посла (позднее она заняла пост заместителя министра), три — советника, две — вице-консула. Среди лиц, имеющих дипломатические ранги, одна — чрезвычайный и полномочный посланник первого класса (5,5%); три — советники второго класса (12%); одна — первый секретарь первого класса; две — вторые секретари (8%); три — третьи секретари (12,5%) и десять — атташе (31,2%).

В системе судебной власти женщины представлены достаточно широко. Так, по состоянию на 1 декабря 1996 г. насчитывалось 278 женщин-судей (46,2%). Подтверждает сказанное и анализ статистических данных о занятости женщин в Верховном суде. По состоянию на 1.1.90 г. в нем работала 31 женщина (52,5%), а на 1.12. 96 г. — уже 61 (58,7%). Членами Верховного Суда в 1990 г. являлись 3 женщины (13,6%), в 1997 г. согласно Указу Президента ими стали 9 женщин (20,0%).

Контроль за конституционностью нормативных актов в государстве осуществляется Конституционным Судом Республики Беларусь. Он формируется в количестве 12 судей из высококвалифицированных специалистов в области права, имеющих, как правило, ученую степень. В настоящее время (апрель 1997 г.) 5 женщин являются судьями Конституционного Суда.

Еще более феминизированной является адвокатская и нотариальная деятельность: женщин-адвокатов в республике 790 человек (60,8%), при этом 710 являются членами коллегии адвокатов. Председателем Белорусского республиканского союза адвокатов также является женщина. Среди нотариусов 747 женщин (96,8%), из них 526 — государственные нотариусы, остальные имеют лицензию на осуществление частной нотариальной деятельности (вставка 4.2.1).

4.3. Препятствия и механизмы их преодоления

Хотя в массовом сознании стереотип женщины-политика изменяется в лучшую сторону, нельзя не видеть препятствий, тормозящих процесс вхождения женщин в структуры власти. Прежде всего — это мужская корпоративная солидарность, подкрепленная системой личных взаимоотношений. Как это ни странно, но негативная установка по отношению к женщине-начальнику поддерживается не только усилиями мужчин, но ее разделяют многие женщины. Возможности женщин зачастую блокируются на семейном уровне. Бытовые тяготы, обилие домашних обязанностей, уход за детьми — все это уменьшает перспективы карьеры. Вынужденные жить в предлагаемых обстоятельствах, а не на основе свободного выбора, женщины часто отклоняют заманчивые предложения, связанные с продвижением по службе.

Преодоление патерналистских предубеждений и создание реальных условий для перераспределения социальных ролей требует времени и усилий как со стороны общества, так и самих женщин. Чтобы расширить участие женщин в органах власти, сейчас не обойтись без системы квот. На это справедливо указывает Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин.

Мировой опыт свидетельствует, что принятие временных специальных мер не нарушает демократических принципов, а служит выравниванию стартовых позиций женщин и мужчин, является ступенью к подлинному равенству. Но при этом отбор должен вестись не по анкетным формальным данным и не на основании личной лояльности власти, а по уровню компетентности, по способности принимать самостоятельные решения, отстаивать свое мнение и защищать интересы избирателей.

Система квот в демократическом обществе — не постоянный принцип, а своего рода возврат долгов. В ходе анкетирования женщины-политики высказались за предоставление им фиксированного количества мест в руководящих органах политических партий.

Поскольку уровень участия женщин в управлении представляет собой важный критерий степени достижения реального равенства полов, на правительственном уровне предпринимаются некоторые шаги в этом направлении. Так, для контроля и оценки прогресса в деле расширения участия женщин в принятии решений Национальным планом действий по улучшению положения женщин до 2000 г., принятым в июне 1996 г., предусмотрен регулярный сбор и анализ информации по этой проблеме. Этим же планом предусматривается и формирование резерва кадров на выдвижение, более сбалансированного по признаку пола. Раздел “Расширение возможностей участия женщин в процессе принятия решений и в работе органов управления” был включен также в республиканскую программу “Женщины Республики Беларусь”. По сути, положения данных документов уже стали реализовываться на практике. Так, принципом расширения участия женщин в управлении руководствовались при выдвижении женщин в Совет республики Национального собрания и при формировании состава Конституционного Суда.

В перспективе расширению возможностей влияния женщин на принятие решений будет способствовать и изменение при переходе к рыночной экономике социальной базы, пополняющей слой управленцев. Обусловлено это тем, что в доперестроечный период существовала исторически сложившаяся социально-экономическая приоритетность отраслей материального производства (промышленности, строительства, транспорта), что безусловно сказывалось на кадровой политике. Профессиональную карьеру, вплоть до высших эшелонов управления, делали, как правило, мужчины с техническим образованием, с опытом практической работы на предприятиях указанных отраслей. Переход к рыночной экономике сопровождается повышением общественной значимости таких сфер деятельности, как экономика, включая банковское дело, аудит, маркетинг и т.д., юриспруденция, в которых доля занятых женщин чрезвычайно велика. Это позволяет надеяться на расширение контингента претендентов из числа женщин на выдвижение. Этому же будет способствовать и активизация женского движения.

Вовлечение большего числа женщин во властные структуры и политическое руководство, как показывает мировой опыт, приводит к тому, что маскулинизированный тип политического поведения (диктат силы) уступает место приоритетам ненасилия, терпимости, согласия и взаимопонимания. В современных условиях раскрывается истинная ценность женских качеств. Увеличение числа женщин на ключевых постах влечет за собой позитивные изменения в структуре, обычаях, нравственном климате общества, утверждает гуманный стиль общения.

Рост женского самосознания происходит одновременно с изменением традиционных представлений о власти, политике, лидерстве (вставка 4.3.1). Приходит понимание того, что общее ответственное дело нельзя доверять исключительно мужчинам, что вхождение женщин в сферу “больших решений” поможет избавиться от силовых аргументов в политике и адаптировать власть в соответствии с демократическими идеалами. Лидерство как способность к сотрудничеству и партнерству, открытость и чуткость к голосу перемен — в этом преимущество и сила “феминизированной” власти.

 

РАЗДЕЛ 5

СЕМЬЯ

5.1. Семья в трансформируемом обществе

5.2. Асимметричные семьи

5.3. Перспективы разрешения семейного кризиса

5.4. Система социальной защиты семей с детьми

В сфере семейной жизни, как в зеркале, отражаются те проблемы, с которыми сталкивается общество. Семья подвержена воздействию самых различных социальных процессов. Один из определяющих состояние семьи факторов — положение женщины в обществе. Изменение ее общественного статуса в послеоктябрьский период носило прогрессивный характер, так как ослабило материальную зависимость женщины от главы семьи — мужчины, который перестал быть единственным кормильцем семьи. Однако за свою экономическую и социальную самостоятельность пришлось расплачиваться не только женщинам, но и их семьям.

В Беларуси, по данным последней переписи 1989 г., насчитывалось 2,8 млн. семей, из них 57% имели детей до 18 лет. Среди семей с несовершеннолетними детьми более половины “ограничились” одним ребенком. Типичной является однородная по национальному и социальному составу нуклеарная семья с 1-2 детьми. Преобладают полные семьи с обоими родителями (87,5%). Средний размер семьи 3,2 человека, причем городская семья несколько больше, чем сельская (соответственно 3,3 и 3,0), что связано с демографической структурой жителей села. Подробнее это можно показать на примере Могилевской области (вставка 5.1).

Большинство женщин в Беларуси вступают в первый брак в возрасте от 20 до 27 лет (в среднем 21,7). Женщина в браке обычно моложе мужа на один-два года. В очень раннем возрасте мотивом заключения брака нередко становится беременность невесты, что обуславливает неустойчивость таких браков. При этом доля вступающих в брак в молодом возрасте в республике растет, в то время как в большинстве европейских стран она снижается. Это явление заслуживает внимания и изучения. Среди высокообразованных девушек отмечается тенденция вступать в брак в более позднем возрасте. Рождение ребенка откладывается ими до момента создания нормальных материальных условий. Показательны и факторы, побуждающие людей вступать в брак. На первое место юноши и девушки Беларуси ставят любовь и желание иметь детей. Из них более половины в высшей степени убеждены в том, что только семейного человека можно рассматривать как значимую, солидную личность. Но сегодня, к сожалению, все чаще встречаются случаи прагматического подхода к выбору брачного партнера.

Долгие годы в советском государстве декларировались равноправие женщин с мужчинами, а общественные интересы провозглашались выше личных. Противопоставление семейных и государственных интересов нашло свое отражение в массовой пропаганде, в искусстве, где “передовые” люди “горели на работе”, а остальные “погрязали в быту”. Пресловутым упреком женщине было: “она нигде не работает, а сидит дома с ребенком”. Таким образом, шло целенаправленное разрушение традиционных основ семейной жизни. Все это, безусловно, вело к девальвации главных семейных ценностей — любви, супружеского счастья, родительского долга, а также к распространению отчужденности родителей и детей, иждивенчеству.

5.1. Семья в трансформируемом обществе

Что происходит с функциональным обликом семьи сегодня, в переходный, отмеченный печатью кризиса период общества?

Выполнение семьей своих функций осложнено в настоящее время резким расслоением общества, нисходящей социальной мобильностью большинства граждан, отсутствием законодательной базы, которая адекватно и эффективно регулировала бы социальные отношения, ломкой старой структуры ценностей, в том числе и в области брака и семьи, неуверенностью родителей в том, какие личностные качества нужно развивать в детях для достижения жизненного успеха.

Верно, что семья самоценна для человека. Верно и то, что трудности сплачивают ее членов. Но трудности до определенного предела. Если бедность становится нищетой, то наступает период дезинтеграции.

Семья на протяжении долгого времени может амортизировать ухудшающуюся экономическую ситуацию, но только до тех пор, пока стоимость рабочей силы не падает ниже прожиточного уровня. Сегодня государство, которое остается основным работодателем, не платит работающему столько, чтобы он мог содержать семью. Более того, в ряде случаев на зарплату работник не в состоянии прокормить сам себя, ибо стоимость потребительской корзины, положенной в основу тарифной сетки, не соответствует реальным физическим и социальным нуждам человека. Жизнь на грани физического выживания убивает в человеке многие социальные потребности. За этой чертой наступает разрушение семьи. В данном процессе главным дестабилизирующим фактором выступают не собственно семейные противоречия, а давление внешних обстоятельств.

Семья сегодня не может способствовать формированию и правового сознания, так как нигилизм стал характерной чертой жизни общества, а поведение противоправной, асоциальной направленности — одним из каналов социального восхождения. Когда речь идет о том, “жить или не жить”, желание выжить достигается любыми способами. Ресоциализация старшего поколения приобрела, к сожалению, негативные, антизаконные оттенки.

Оценивая в общем ситуацию в брачно-семейной сфере, можно констатировать, что многие функции семьи деформированы, а некоторые гипертрофированы в ущерб другим видам деятельности. Сегодня наиболее сильные изменения претерпевает экономическая функция семьи. И среди интересов, объединяющих членов семьи, на первый план выходят материальные.

В структуре белорусской семьи интенсивно изменяется ее производственно-хозяйственный элемент. Вместо сохранения и приумножения имущества большинство белорусских семей нищают и проедают накопленное, в том числе и предыдущими поколениями. Причем это характерно для всех категорий семей, с различным социальным статусом супругов, кроме семей крупных предпринимателей и высокооплачиваемых или имеющих большие социальные льготы государственных служащих. А таких в республике немного.

Следует также отметить, что в настоящее время в Беларуси появились семьи (хотя их немного), занимающиеся совместной производственной деятельностью, коммерцией, открывающие свое дело, что, конечно же, сплачивает супругов, как любая совместная деятельность. Все больше семей, где потерявший работу супруг, чаще всего женщина, становится полностью зависимым от другого, вынужден ограничиваться только семейными ролями. Появилась и немногочисленная категория семей так называемых “новых белорусов”. Один из супругов, как правило муж, успешно занимаясь предпринимательской деятельностью, приобретает значительный капитал, большой экономический вес в семье и основанный на нем авторитет. Жена такого предпринимателя взамен приобретенного материального благополучия зачастую должна полностью посвящать себя мужу и дому. Ей могут навязываться роли домохозяйки, матери, любовницы, но при этом она не может претендовать на самоутверждение вне семьи. Отношение женщин к этому разное: одних это устраивает, у других вызывает недовольство.

В настоящее время более 40% населения Беларуси находится в состоянии бедности или приближается к нему. В группу постоянно бедных входит около 7% всего населения. Значительна доля семей, попадающих в разряд бедных эпизодически (на 1-3 месяца). По сравнению с 1990г. количество бедных увеличилось более чем в 20 раз. Доходы 80% населения республики не достигали в 1996 г. прожиточного минимума. К основным категориям семей с высокой вероятностью попадания в разряд бедных относятся многодетные, неполные семьи, семьи безработных, семьи, в которых воспитывается ребенок-инвалид. Исследования подтверждают, что ухудшение материального положения семьи реально изменяет в худшую сторону и внутрисемейные отношения.

Под воздействием общей экономической ситуации и снижения реальных доходов населения меняется структура потребительских расходов. Основная часть доходов уходит на питание. Если в 1990 г. семья использовала на питание 29% от всей суммы денежных поступлений, то в декабре 1996 г. — 58,1%. Сильнее всего страдают малообеспеченные семьи. Группа наименее обеспеченных семей (10%) тратила свыше 2/3 своих доходов на питание, в то время как 10% наиболее обеспеченных семей использовали на питание менее половины своих доходов.

Хотя семьи тратят большую долю своих доходов на питание, питательная ценность семейного рациона снижается. К тому же наблюдается и разбалансированность структуры питания. Структура потребительского бюджета не соответствует физиологическим потребностям человека. Усиливается ориентация на жиры и углеводы при сокращении белков и витаминов. Особенно опасна такая ситуация для здоровья детей и беременных женщин.

В наиболее трудном положении оказываются молодые семьи. Это связано с тем, что период становления семьи совпадает по времени с приобретением образования, рождением ребенка, адаптацией к семейным ролям. Усугубляют этот сложный период, как правило, низкий уровень доходов, зачастую отсутствие работы и бытовая неустроенность. Согласно исследованиям Института социологии НАН Республики Беларусь, 2/3 опрошенных молодых людей в 1996г. были не удовлетворены уровнем своей заработной платы, а каждый второй — материальной обеспеченностью. В 1993г. больше половины семей молодоженов проживали с родителями, одна треть — в общежитиях, небольшая часть семей снимала квартиры и только 3% имели собственный дом или квартиру. В целом по республике в настоящее время свыше 58 тыс. семей не имеют своего жилища, 139 тыс. семей проживают в общежитиях, а 7,5 тыс. семей — в ветхих и аварийных жилых помещениях.

Сегодня у женщин Беларуси по-прежнему сохраняется необходимость нести двойную нагрузку: на работе и дома. Равного разделения домашнего труда во многих семьях не существует. Затраты времени на домашний труд, резко возросшие в последнее время, на сегодняшний день являются неучтенными и неоплачиваемыми.

По данным исследований, около 80% всего объема труда в доме выполняется женщинами. Степень механизации домашнего труда крайне низка. Многие семьи сегодня не только не могут покупать новую бытовую технику, но и ремонтировать ранее приобретенную. Нагрузка на женщин в домашнем хозяйстве резко возросла из-за того, что они практически перестали пользоваться услугами прачечных, химчисток, ателье по ремонту одежды и т.д. Усилилась их загруженность и за счет времени, затрачиваемого на обработку, преимущественно вручную, приусадебных, садовых и дачных участков, которые для многих семей стали единственным источником овощей и фруктов. Показательно, что доходы от личного подсобного хозяйства и от дачных участков возросли за последние пять лет в два раза.

Существующая интенсивность домашнего труда и работы на производстве лишает большинство белорусских женщин полноценного отдыха. Сельскую женщину тяжелый труд преждевременно старит. Городская женщина сегодня изнурена не меньше. В будние дни — работа на заводе или в учреждении, бытовые заботы; в выходные — поездки за город на дачу в переполненном общественном транспорте, уход за земельным участком, весь груз сельскохозяйственных работ. На посещение театра, приобретение и чтение книг и журналов у многих нет ни времени, ни средств. Не остается его и на общение с детьми. Круг обсуждаемых в семье вопросов сводится к проблеме выживания: где заработать, как сэкономить, где купить дешевле. Обнищание ведет к деградации личности. Для женщины это чревато также снижением интереса к своей внешности, к исчезновению желания следить за собой (вставка 5.1.1).

О том, что детей в Беларуси рождается все меньше, заговорили с 1993 г., когда смертность в республике превысила рождаемость. В настоящее время в стране популярна и типична семья с двумя детьми, но все больше однодетных семей. Многодетная модель (трое и более детей) не типична и не популярна. Стоит вопрос не столько об увеличении белорусской популяции, сколько о сохранении ее генофонда. Более 18 тыс. детей в возрасте до 16 лет инвалиды, каждому четвертому ребенку из-за слабого здоровья противопоказано начинать учебу с 6 лет. Школу оканчивают здоровыми только 20% детей.

Многие ученые сходятся во мнении, что сегодня снижение числа детей в семьях обусловлено как изменением структуры жизненных ценностей (где семейные ценности конкурируют с внесемейными), так и материальными затруднениями, экологической ситуацией, здоровьем супругов. Так, результаты исследования, проведенного социологической службой “Общественное мнение” в октябре 1996 г. по заданию ПРООН в Беларуси по репрезентативной национальной выборке, показали, что за последние два-три года отказались от рождения второго или первого ребенка или отложили это на более позднее время в связи с тяжелыми экономическими условиями своей жизни более 30% семей, в которых супруги находятся в активном репродуктивном возрасте. Репродуктивная функция семьи сегодня обособляется от сексуальной. Последняя становится самостоятельной и более значимой. Все чаще молодые женщины стремятся к равному сексуальному партнерству, но культура половой жизни довольно низка и последствия интимной жизни для белорусской женщины далеко не безопасны. Беларусь занимает одно из первых мест в мире по количеству абортов (вставка 5.1.2).

5.2. Асимметричные семьи

Сегодня воспитательная функция в белорусской семье значительно деформирована. Статистика утверждает, что ответственность родителей за воспитание детей, мягко говоря, недостаточна. В 1996 г. решением суда отобрано у родителей с лишением и без лишения родительских прав 3,6 тыс. детей. В значительную социальную проблему превращается социальное сиротство при живых родителях. В республике в 1996 г. насчитывалось 18,2 тыс. детей-сирот и детей, оставшихся без опеки родителей (в 1990 г. таких детей было 11,2 тыс.). Около 90% таких детей — социальные сироты. Возросли масштабы асоциальных форм поведения родителей (алкоголизм, наркомания и др.), случаи особо опасных видов насилия над детьми.

Исследования и житейский опыт показывают, что основными воспитателями детей являются матери. Материнство более древний институт человеческого общества, чем семья. Но сегодня все чаще мы говорим о кризисе материнства. Это обусловлено прежде всего непомерными заботами о “хлебе насущном”, когда мать вынуждена вовлекаться все активнее в поиски дополнительных заработков. Если в 1992 г. женщины в кооперативах, малых предприятиях и обществах с ограниченной ответственностью составляли только пятую часть работающих, то в 1996 г. — уже треть. Число белорусских женщин, которые достаточно активно включились в рыночные отношения путем “шоп-туризма”, значительно превышает официальную статистику. В результате дети остаются без должного контроля на протяжении нескольких дней каждые 2-3 месяца.

Ущербный опыт родителей проецируется на детей. Девочки привыкают к тому, что место женщины на кухне, в тяжелом труде, и главное качество — терпение, а место мужчины — за пределами дома (фактически или психологически). Под влиянием реальных семейных и общественных ролей отцов сыновья растут инфантильными, пассивными, с потребительскими наклонностями, с нежеланием и неумением работать (вставка 5.2.1).

Условия социализации ухудшаются в связи с ослаблением воспитательного потенциала школы, нарастающей деградацией сферы организованного и бесплатного досуга детей. Низкая педагогическая культура родителей, асоциальное поведение отдельных из них, а также угнетенное социально-психологическое самочувствие матерей ведут к снижению внимания к образованию и развитию подрастающего поколения, росту безнадзорности. Таким образом, под угрозой оказалось не только физическое, но и нравственное здоровье нового поколения.

Социальное неблагополучие усиливает конфликтность в семьях и нередко ведет к их разрушению. Если в 1990 г. в республике заключалось в среднем 9,7 брака при 3,4 развода на 1000 населения, то в 1996 г. коэффициент брачности составил уже 6,2 брака при 4,2 развода на тысячу населения. Аналогичные тенденции отмечаются во многих странах мира. Но тот факт, что в 1996г. в республике было заключено 63677 браков, а распалось 43089, не позволяет утешаться такими аналогиями. Среди причин разводов преобладают нравственно-психологические: утрата чувств, несовместимость характеров, пьянство и алкоголизм одного из супругов (как правило, мужа) и сопряженное с ними жестокое обращение с другими членами семьи, супружеские измены, неравноправное распределение семейных обязанностей и т.д. Инициаторами развода чаще являются жены, которые не хотят мириться с создавшимся положением. Однако последствия развода для женщины являются более тяжелыми, чем для мужчины. Это связано с более глубокой психологической травмой, а также с тем, что дети от расторгнутого брака, как правило, остаются с матерью, и ей приходится нести весь груз ответственности за семью.

Разведенные нередко вступают в повторные браки. Мужчины делают это чаще, причем зачастую женятся на женщинах, которые моложе их бывших жен. По данным репрезентативного исследования, проведенного Социологической службой “Общественное мнение” в 1994 г., 8,5% от всего количества состоявших в браке жителей состояло во втором браке, а 0,6% — в третьем и более. Основная причина более редкого вступления в повторные браки женщин в том, что с ними остаются дети от расторгнутого брака. Найти мужчину, который был бы ей новым мужем и одновременно выполнял функции отца по отношению к детям от первого брака, непросто. Поэтому многие женщины после развода полностью посвящают себя детям, отказавшись от личной жизни. Кроме того, неудачный опыт замужества у некоторых “отбивает охоту” сделать новую попытку.

Развод не единственное основание для возникновения неполной семьи. Моно-родительские семьи возникают и вследствие смерти одного из супругов (вдов у нас больше, чем вдовцов), и в результате внебрачных рождений, число которых возрастает. Если в 1990 г. женщинами, не состоящими в зарегистрированном браке, было рождено 8,5% детей, то в 1996 г. — уже 14,9%. Сегодня в республике одинокие матери воспитывают свыше 50 тыс. детей. Социологические исследования свидетельствуют, что неудачный опыт родителей в личной жизни снижает социальную привлекательность семьи для молодежи (таблица 5.2.2).

5.3. Перспективы разрешения семейного кризиса

Несмотря ни на что, семья остается главным “островком” безопасности, местом человеческого самоутверждения и эмоциональной защищенности. Примерно 70,0% жителей Беларуси (по данным исследования социологической службы “Общественное мнение”, 1994 г.) полагают, что вне семейной жизни нельзя обрести личное счастье.

Психологический комфорт в своей семье испытывают 49,0% женщин и 47,0% мужчин. Большинство супругов удовлетворено взаимоотношениями в семье, однако женщины это чувство испытывают реже, чем мужчины (63,0% и 74,0% соответственно). Половина опрошенных (согласно опросам населения в 1994 и 1996 гг.) считали свою семью благополучной. Более трети отнесли свои семьи к таким, где существует некоторая привязанность и частичная забота.

Серьезным испытанием для многих семей явилась Чернобыльская катастрофа. Экстремальные ситуации могут как сближать людей, так и разъединять их. В первое время Чернобыль сработал на статистику разводов: непрочные, высококонфликтные семьи распались. Остальные перед лицом такой опасности сплотились, в этих семьях произошла переоценка ценностей, сформировалось представление о главном и второстепенном в жизни. Считают себя хорошими матерями и уверены в том, что им удалось воспитать хороших детей, 89% женщин, проживающих на территориях, загрязненных радионуклидами, 74% переселенок и около 50% жительниц, не переживших непосредственно чернобыльскую катастрофу.

В семье человек ощущает себя и отдельной личностью, и частью семейной целостности. Однако нельзя категорически утверждать, что семья для всех людей представляет собой незаменимый источник эмоционального удовлетворения. Реальность сложнее.

Существует, по крайней мере, три группы женщин с различной социальной направленностью: на семью, на работу вне семьи, на совмещение семейных и профессиональных ролей. В настоящее время в наиболее благоприятной ситуации находятся женщины, которые ориентированы на самоутверждение только в одной из сфер. Шансов достичь желаемого у них больше, а следовательно и больше оснований быть удовлетворенными, ощущать социально-психологический комфорт. Но большинство женщин Беларуси хотят совмещать семейную и профессиональную деятельность, что заведомо ставит их в более сложные условия. Успешно справляться с такими нагрузками практически ни одна женщина не в состоянии. Это порождает психологическую неудовлетворенность и стрессовые ситуации.

Новая ситуация, в которой оказалась семья, вызывает необходимость разработки новой идеологии семейной политики. Она должна быть основана на учете следующих факторов: в белорусских семьях в переходный период изменяются многие функции, семья эволюционирует, появляются новые ее формы, что закономерно, так как люди пытаются приспособиться к новым условиям, чтобы максимально удовлетворять свои потребности.

Разнообразие семейных моделей и те процессы, которые происходят в обществе, диктуют необходимость придерживаться следующих принципов отношения государства к семье:

— суверенитета семьи — невмешательства в ее жизнь;

— суверенитета личности, что подразумевает недопустимость искусственной консервации традиционного распределения семейных ролей, отживающих или отживших стереотипов мужского, женского и детского поведения;

— опоры на собственные силы. Суверенитет семьи не совместим с социальным, а тем более государственным патернализмом. Государство не должно превращать семью в иждивенца. Оно должно создать такие условия, при которых семья будет нести преобладающую долю ответственности за свою судьбу. Благополучие семьи должно быть результатом усилий ее членов, их труда. Необходимо, чтобы как можно большее число семей как можно меньше зависело от общественной благотворительности;

— социальной защищенности отдельных категорий семей, которые оказались в неблагоприятной ситуации (наличие инвалидов, многодетность и т.д.), когда им нужна материальная, моральная помощь, правовая поддержка;

— расширения свободы выбора, при которой семья в целом и отдельные ее члены имеют как можно больше альтернатив в своем поведении. Женщина должна иметь возможность в зависимости от своих наклонностей и потребностей выбрать в качестве приоритетных семейную или профессиональную деятельность или же совмещать их;

— дифференцированности, что предполагает учет конкретных условий и региональных особенностей проживания семей.

Пессимисты утверждают, что семья рушится, реалисты говорят, что семья приобретает новые формы. Верно и то, и другое, поскольку семьи разные. Они по-своему реагируют на социальные изменения и приспосабливаются к изменяющимся социально-экономическим условиям.

5.4. Система социальной защиты семей с детьми

В условиях реформирования политической и экономической системы общества условия жизни семей, женщин и детей резко ухудшились. Происшедшие изменения повлияли на жизненный уровень большинства семей, снизили их возможности по экономической поддержке нетрудоспособных членов, отрицательно сказались на структуре потребления, в первую очередь продуктов питания, удовлетворении образовательных и культурных потребностей, оздоровлении детей и взрослых членов семей.

На фоне общего осложнения жизнедеятельности семей в наиболее тяжелых условиях оказались многодетные, неполные семьи, и семьи, имеющие в своем составе инвалидов. Появились и новые категории семей, нуждающихся в социальной защите: семьи вынужденных переселенцев, беженцев, безработных.

В настоящее время законодательство Республики Беларусь определяет, что период, в течение которого семья нуждается в материальной, моральной и правовой поддержке при воспитании и содержании детей, простирается до 18 лет. Особое значение имеет социальное обеспечение женщины в период беременности, родов и ухода за ребенком в возрасте до трех лет.

Концентрированное выражение этот подход получил в законе “О государственных пособиях семьям, воспитывающим детей”, который вступил в силу с 1 января 1993 г. В соответствии с ним назначаются следующие виды пособий: по беременности и родам; единовременное пособие в связи с рождением ребенка; матери, ставшей на учет в женскую консультацию до 12-недельного срока беременности; по уходу за ребенком в возрасте до 3 лет; на детей в возрасте от 3 до 16 лет (учащихся, не получающих стипендии, — до 18 лет); по уходу за больным ребенком; по уходу за ребенком-инвалидом в возрасте до 16 лет; на детей в возрасте до 16 лет, инфицированных вирусом иммунодефицита человека или больных СПИДом.

Пособие по беременности и родам назначается работающим женщинам в размере 100% среднего заработка, но не менее двух минимальных заработных плат; женщинам, обучающимся с отрывом от производства, в размере стипендии, но не менее двух минимальных заработных плат; женщинам, признанным безработными, в размере пособия по безработице, но не менее двух минимальных заработных плат.

Пособие по уходу за ребенком в возрасте до 3 лет составляет в настоящее время 120% минимальной заработной платы. Пособие выплачивается со дня оформления отпуска по уходу за ребенком (неработающим женщинам со дня рождения ребенка) по день достижения им возраста 3 лет. При этом лица, находящиеся в таком отпуске (как мужчины, так и женщины), могут работать на условиях неполного рабочего времени или на дому с сохранением пособия.

Размеры материальной помощи семьям, воспитывающим детей в возрасте старше 3 лет, дифференцированы по трем возрастным группам: от 3 до 6 лет — пособия составляют 50% минимальной заработной платы, от 6 до 13 лет соответственно — 60%, от 13 до 16 лет — 70%. Круг получателей пособий на детей старше 3 лет ограничен пределами ежемесячного совокупного дохода, приходящегося на члена семьи.

Нарастающий в последнее время процесс распада семей, в результате которого женщинам или мужчинам нередко в одиночку приходится заботиться о зарабатывании средств и воспитании детей, увеличивает вероятность попадания этой неполной семьи за черту бедности. В силу этого одиноким матерям, разведенным мужчинам и женщинам, если один из родителей уклоняется от уплаты алиментов, выплачивается ежемесячная надбавка к пособию на каждого ребенка в размере 25% от пособия, установленного на ребенка соответствующего возраста.

На материальном положении семей сильно сказывается наличие в ней детей-инвалидов: помимо того, что увеличиваются затраты семьи, связанные с необходимостью усиленного питания, постоянного лечения, обеспечения в некоторых случаях дополнительного ухода за таким ребенком, резко возрастает вероятность ухода с работы одного из родителей. Учитывая это, семьям, воспитывающим ребенка-инвалида, пособия выплачиваются независимо от совокупного дохода с 50%-ной надбавкой. Неработающим и не получающим пенсий лицам трудоспособного возраста, осуществляющим уход за ребенком-инвалидом в возрасте до 16 лет, выплачивается пособие в размере минимальной заработной платы. Помимо этого детям-инвалидам в возрасте до 16 лет бесплатно отпускаются лекарства по рецептам врачей, предоставляется право бесплатного проезда на всех видах городского и пригородного пассажирского транспорта (за исключением такси), а проживающим в сельской местности и на автобусах междугороднего сообщения в пределах административного района места проживания, 50%-ная скидка со стоимости проезда на внутренних линиях воздушного, железнодорожного, речного и автомобильного транспорта в период с 1 октября по 15 мая и один раз в остальное время года.

Многодетным семьям с тремя и более детьми, а также малообеспеченным семьям, у которых совокупный доход на члена семьи не превышает 50% минимальной заработной платы на момент обращения, предоставляется возможность бесплатного получения на детей первых двух лет жизни молочных смесей и других продуктов детского питания. Министерство социальной защиты предпринимало в текущем году попытки изменить существующий порядок предоставления этого питания, поскольку критерий малообеспеченности для его получения оказался чрезвычайно заниженным, но в связи с нехваткой финансовых средств решение этого вопроса отложено на более поздний срок.

В системе материальной помощи семьям государство также использует различные налоговые льготы, закрепленные в законе “О подоходном налоге с граждан”, согласно которому: подоходным налогом не облагаются заработная плата и иные виды денежных вознаграждений граждан, получаемые по месту их основной работы (службы, учебы), в размере месячной минимальной заработной платы на каждого ребенка до 18 лет и каждого иждивенца, а для граждан, воспитывающих трех и более детей до 18 лет,— в размере двух минимальных заработных плат на каждого ребенка.

К сожалению, приходится констатировать, что в столь сложное время, наряду со снижением возможностей самообеспечения семей, резко ослабла и государственная их поддержка, прежде всего оказываемая в соответствии с законом “О государственных пособиях семьям, воспитывающим детей”.

С момента ввода закона в действие в 1993 г. уменьшился круг получателей пособий на детей старше 3 лет с 47,4% до 25,5% в 1-м полугодии 1996 г.; снизилась реальная значимость получаемых родителями сумм пособий. Обусловлено это привязкой размеров совокупного дохода, дающего семье право на пособие, и размеров самих пособий к минимальной заработной плате. Многократные повышения последней не компенсировали инфляционные потери, и отношение минимальной заработной платы к минимальному потребительскому бюджету постоянно снижается. Если на момент принятия Закона это соотношение составляло в минимальном потребительском бюджете 57,8%, то в апреле 1996 г. лишь 9,46%. В связи с этим назревшей стала необходимость корректировки действующего законодательства. Министерство социальной защиты подготовило проект закона “О внесении изменений и дополнений в закон Республики Беларусь “О государственных пособиях семьям, воспитывающим детей”. Коренное отличие предлагаемого проекта от действующего закона состоит в том, что размеры государственных пособий, а также уровень совокупного дохода, при котором семья имеет право на их получение, предлагается увязывать не с минимальной заработной платой, а с минимальным потребительским бюджетом семьи из 4-х человек. В случае его принятия возрастут размеры пособий, расширится круг их получателей.

До принятия указанного закона Президент Республики Беларусь подписал распоряжение “Об оказании материальной помощи многодетным семьям”, согласно которому семьям с тремя и более детьми было выплачено по 500 тыс. рублей на каждого школьника. Этим видом помощи было охвачено 96,5 тыс. семей, в том числе 226,5 тыс. школьников. Помимо этого Президентом был подписан Указ “Об увеличении размеров государственных пособий семьям, воспитывающим детей”. В соответствии с ним с 1 октября 1996 г. на 50% увеличены размеры ежемесячных пособий на детей, с трехкратного до десятикратного размера минимальной заработной платы возросло единовременное пособие при рождении ребенка, соответственно повысилось и поощрительное пособие женщинам, вставшим на учет в женскую консультацию до 12-недельного срока беременности, которое выплачивается в половинном размере от пособия при рождении. Увеличился в три раза и размер пособия по уходу за ребенком-инвалидом (со ста до трехсот тысяч рублей).

Ухудшение положения женщин в переходный период, помимо феминизации бедности, проявляется и в чрезмерно высокой их трудовой нагрузке как на производстве, так и в быту; росте женской безработицы; незначительном представительстве женщин в органах законодательной и исполнительной власти, особенно в высших ее эшелонах; снижении показателей здоровья и продолжительности жизни; росте детской и материнской смертности; распространении асоциальных форм поведения и насилия в семье, обществе и т.д.

Все эти проблемы были детально проанализированы, что нашло свое отражение в Национальном докладе “О положении женщин в Республике Беларусь”, подготовленном к Пекинской конференции, и Национальном докладе ”Дети и женщины Беларуси: сегодня и завтра”.

Для их решения Правительством республики, с учетом принятых на Всемирной конференции по положению женщин обязательств, был подготовлен и в июне 1996 г. утвержден Национальный план действий по улучшению положения женщин. Направления плана были последовательно развиты и конкретизированы в республиканской программе “Женщины Республики Беларусь”, принятой в августе 1996 г. Программа рассчитана до 2000 г. и состоит из 4-х разделов, выполнение которых позволит, в той или иной мере, смягчить наиболее острые проблемы женщин в переходный период. Первый раздел охватывает меры, направленные на улучшение положения женщин на рынке труда, предупреждение женской безработицы, второй — на расширение участия женщин в процессе принятия решений и в работе органов управления, третий — на охрану материнства и детства, укрепление семьи, включая усиление материальной поддержки социально уязвимых категорий семей, и четвертый — на решение социально-психологических проблем женщин и их адаптацию к новым социально-экономическим условиям. В соответствии с Национальным планом и республиканской программой рядом министерств, местными органами власти разрабатываются перечни мероприятий по их выполнению.

К мерам, направленным на создание благоприятных условий для воспитания детей, относится принятие Президентом Указа о предоставлении матерям, воспитывающим трех и более детей, а также одиноким матерям, вдовам, разведенным женщинам, имеющим двоих и более детей, одного свободного от работы дня в неделю с оплатой его в размере среднего дневного заработка.

В настоящее время подготовлены предложения о внесении изменений в Кодекс законов о труде, цель которых распространить вышеуказанную льготу по предоставлению свободного дня в неделю на работающих матерей, воспитывающих ребенка-инвалида. По действующему законодательству они имеют право только на один свободный день в месяц.

В соответствии с программой социально-экономического развития Республики Беларусь до 2000 г. в 1997 г. предполагается разработать проект закона “Об основах государственной семейной политики” и республиканскую программу “Семья и дети Республики Беларусь”.

Реализация социальной политики, в том числе и в отношении женщин, семьи и детей, в условиях функционирования переходной экономики чрезвычайно затруднена. С одной стороны, резко уменьшились финансовые возможности государства по защите социально уязвимых категорий населения, с другой стороны, возросли их потребности в такой защите. Эти обстоятельства, а также демократические преобразования в обществе, приведшие к появлению многочисленных общественных движений, приводят к тому, что в обществе растет понимание того факта, что реализация социальной политики перестает быть прерогативой одного государства. В ее осуществление должны вплетаться усилия неправительственных организаций, церкви, социальных групп, политических партий, благотворительных фондов и т.д. Хотя в настоящее время в республике отсутствует Национальная концепция взаимодействия государственной власти и НПО, примеры успешного сотрудничества тех и других становятся все более частыми. Дальнейшее расширение их взаимодействия позволит привлечь широкие слои населения и дополнительные ресурсы к реализации социальной политики, разумно перераспределить усилия.

РАЗДЕЛ 6

ЖЕНЩИНЫ И НАСИЛИЕ

6.1. Насилие как социальная проблема

6.2. Насилие в семье

6.3. Сексуальное насилие

6.4. Причины насилия

6.5. Меры по борьбе с насилием

 

6.1. Насилие как социальная проблема

Женщины веками страдали от насилия. Оно порождает целый комплекс социальных, юридических, психологических и медицинских проблем, но сущность его неизменна. Насилие над женщиной — это нарушение неотъемлемого права каждого человека на неприкосновенность личности и тела.

Насильственные действия в отношении женщин — это не только убийства, телесные повреждения разной степени тяжести, изнасилования, в том числе мужем, половые домогательства на работе и в учебных заведениях, но также любая грубость, оскорбления, угрозы. В нашем обществе насилие принимает угрожающие размеры (таблица 6.1.1).

Статистика не в состоянии дать полную картину этого тревожного явления. Зачастую посягательства на физическое и духовное здоровье женщин остаются вне поля зрения общества, особенно в тех случаях, когда они совершаются в семье. Важны, однако, не только абсолютные цифры, но, прежде всего, тенденция. Статистические данные явственно обнаруживают опережающие темпы роста численности пострадавших женщин по сравнению с мужчинами (таблица 6.1.2).

Нельзя оставить без внимания специфическую форму насилия — насилия над собой. В настоящее время растет число самоубийств (таблица 6.1.3). Этот трагический шаг может быть продиктован различными причинами, но он всегда связан с острым чувством одиночества, осознанием своей невостребованности и ненужности, отсутствием помощи со стороны окружающих (вставка 6.1.1).

Расчетный показатель самоубийств на 100 тыс. населения составил: в 1970 г. — 17,6 случаев; в 1994 г. — 30,4 случая; в 1996 г. — 31,7. (Для сравнения: в Германии — 20, США — 13, Англии — 9, Италии — 8.)

Социологическая служба “Общественное мнение” провела в Беларуси в октябре 1996 г. по заданию ПРООН репрезентативное исследование объективных и субъективных аспектов личной безопасности граждан. Результаты показали, что 42% мужчин и 25% женщин хотя бы раз в жизни были избиты. Но это соотношение меняется, когда речь идет о многократном систематическом физическом насилии: его жертвами являются 2% женщин и 0,5% мужчин.

Моральная деградация общества и размах преступности порождают атмосферу страха. Характерно при этом, что женщины гораздо реже чувствуют себя в безопасности и вынуждены жить под психологическим прессом реальных или мнимых угроз (график 6.1.1).

6.2. Насилие в семье

В Беларуси нет обобщенной статистики фактов насилия в семье, однако проблема поддается объективному анализу. Во-первых, в статистической отчетности Министерства внутренних дел выделяется группа преступлений, совершенных на почве ревности, ссоры и других бытовых причин, изучение фабул которых позволяет выявлять случаи насилия в семье. Во-вторых, ситуацию в сфере семейных отношений изучают социологические службы. Эти источники позволяют оценить масштабы опасности, которой подвергаются женщины в стенах своего дома, установить причины этого тревожного явления.

Общепринято считать, что насилие в семьях ограничивается патологическими семьями, семьями с алкоголиками, бедными семьями. Однако исследования показывают, что насилие далеко не всегда связано с пьянством и бедностью. Весьма распространенной в семейных отношениях является психологическая форма насилия: грубость (в 48,0% семей), унижение друг друга (14,0%), а также физическое насилие — рукоприкладство (6,0%). Грубость во взаимоотношениях большинством мужчин и женщин воспринимается как норма семейного общения. Количество семей, где муж жестоко обращается с женой (избивает, угрожает, выгоняет из дома и т.д.), в 3,5 раза больше, чем семей, где жена жестоко обращается с мужем. Среди тех, кто подвергается лично физическому насилию со стороны супруга, доминируют женщины (29,0% женщин и 3,0% мужчин).

Последствиями насилия в семье могут быть смерть, телесные повреждения, психические расстройства, иногда необратимые, самоубийства, потеря чувства самоуважения у жертвы и т.д. Постоянное грубое обращение способно спровоцировать у женщин и ответные насильственные действия по отношению к мужьям, сожителям и т.д. Но в целом это происходит гораздо реже, в менее серьезной форме и, как правило, в целях самообороны. Хотя такое положение сейчас меняется — женщины все чаще прибегают к насилию.

Следует отметить, что статистически видимой становится лишь “верхушка айсберга”. Насилие в семье в значительной мере остается вне сферы действия системы уголовного правосудия и вне сферы внимания общества вследствие множества причин. Среди них и стремление женщин сохранить семью, взаимозависимость жертв и правонарушителей, нежелание прибегать к формальному разбирательству семейных конфликтов, а иногда и просто “выносить сор из избы”, а также сложности отнесения некоторых актов насилия к уголовно наказуемым деяниям и т.д. В общественном восприятии насилие до сих пор остается внутренним делом семьи. Белорусский фольклор все еще сохраняет народные поговорки типа: “Если не бьет, значит не любит”, “Кто кого любит, тот того и чубит”. Такой стереотип означает для многих женщин беспросветное существование, беспрерывную цепь изощренных издевательств и побоев. Развод при существующей в республике системе обеспечения жильем далеко не всегда ведет к прекращению издевательств, поскольку разведенные супруги зачастую вынуждены жить в одной квартире, под одной крышей.

Милиция является для жертвы первым и основным источником контакта с правоохранительной системой. Однако практика сложилась так, что обмен информацией между пострадавшей и милицией происходит лишь в одном направлении: от жертвы требуется предоставить всю необходимую информацию милиции, в то время как последняя не несет никаких обязательств в отношении информирования жертвы. Для милиции семейные конфликты являются одной из широко распространенных причин ее вызова. Но роль милиции в разбирательстве жалоб, касающихся насилия в семье, традиционно сводится к ограниченному вмешательству. Задержание насильника, как правило, проводится лишь на таких основаниях, как нетрезвое состояние, сопротивление работнику милиции, хулиганство. Причинами такого подхода является непонимание того, что жертве нанесен моральный ущерб, установка на то, что женщина — жертва семейного насилия, заинтересована лишь в прекращении данного инцидента и не желает проведения судебного процесса.

Одновременно существуют факторы, которые препятствуют обращению реальных или потенциальных жертв в милицию. Это обоснованные опасения жертв, что преступник не будет арестован, недоверие к правовой системе, боязнь оскорбительного характера процесса расследования, нежелание делать свою тайну достоянием общества. Вместе с тем необходимость рассматривать насилие в семье не только как медико-социальную проблему, находящуюся вне рамок контроля со стороны государства, а как общественно значимую проблему, требующую принятия неотложных мер, является безусловно назревшей.

6.3. Сексуальное насилие

Растет число женщин, ставших жертвами сексуального насилия: убийств на сексуальной почве, принуждения к проституции, сексуальных домогательств на рабочем месте и в семье, торговли “живым товаром” и т.д. Вместе с тем в статистической отчетности из преступлений такого рода выделяются лишь изнасилования и покушения на изнасилования. И хотя по этой группе преступлений число официально зарегистрированных потерпевших снизилась с 538 в 1993 г. до 484 женщин в 1996 г., а по несовершеннолетним жертвам соответственно — с 268 (или 49,8% от общего числа) до 209 (или 43,2%), такая тенденция мало обнадеживает, поскольку по мнению специалистов количество фактических изнасилований и преступлений аналогичного плана в 5-10 раз выше официальных данных (вставка 6.3.1).

Пострадавшие не всегда заявляют о случившемся. Существует две основные причины сокрытия. Первая — психологическая (субъективная), это серьезнейшая травма с последствиями для всей дальнейшей жизни женщины, ее общения с окружающими. Вторая — объективная, это отсутствие практики и специализированных служб для оказания необходимой поддержки и реальная ситуация в правоохранительных органах, которые не в состоянии защитить женщину.

Сексуальное насилие, о чем свидетельствует исследование, проведенное в 1996 г. социологической службой “Общественное мнение”, женщины чаще всего переживают в молодости (46,0%) и юности ( 29,0%), но это бывает и в зрелом возрасте (17,0%), и в детстве (1,2%). Причем почти с каждой второй пострадавшей это случалось неоднократно, для каждой четвертой обернулось глубокой психологической травмой. В Беларуси насилие над женщиной в интимных отношениях является частью повседневной жизни. Это не осознается как серьезная социальная проблема. Более того, в этой сфере существуют различные табу, которые подкрепляются сильным традиционным чувством стыда, вины, страха в случае обнаружения, особенно в небольших городках и селах. И самым ужасающим является то, что ежегодно в каждой из шести областей республики фиксируется 5-6 случаев сексуального насилия отцов над дочерьми.

Сексуальное насилие может проявляться в склонении к интимной близости с использованием зависимого или незащищенного положения жертвы. Все чаще прием на работу ставится в зависимость от согласия девушек или молодых женщин выполнять различного рода интимные услуги. И хотя уголовным кодексом Республики Беларусь установлена ответственность за понуждение женщины к вступлению в половую связь или к удовлетворению половой страсти в извращенной форме лицом, в отношении которого женщина являлась материально или по службе зависимой (ст.116 УК РБ), прецедентов судебных разбирательств по данной статье в последние два года не было.

Отношение к использованию секса в корыстных целях, а значит и к добровольному насилию над собой, в нашем обществе неоднозначно. И мужчины и женщины чаще считают допустимым использование сексуальных отношений для получения какой-то выгоды скорее женщинами, нежели мужчинами. Однако женщин, в целом отрицающих возможность для женщины вступать в половую связь во имя достижения какой-то меркантильной цели, гораздо больше, чем мужчин, которые считают это также недопустимым (67,0% и 45,0% соответственно). Налицо двойная мораль, присущая в большей мере мужчинам.

Новой и до сих пор неизученной разновидностью насилия в отношении женщин является торговля женщинами для целей проституции. Эта проблема является для республики новой и до сих пор неизученной. Между тем использование женщин в международных сетях торговли “живым товаром” стало одной из сфер приложения усилий организованной преступности. Если раньше большинство женщин, продаваемых на рынок сексуальных услуг, было из развивающихся стран Азии и Африки, то сегодня большинство из них прибывает из бывших социалистических стран, государств СНГ и Прибалтики. Торговля женщинами в целях проституции стала одной из распространенных форм нелегальной эмиграции в страны Западной Европы. Во многих случаях женщины, выехавшие или вывезенные из своих стран, продаются владельцам публичных домов. У них отбираются документы, они часто содержатся взаперти и при попытке бежать сталкиваются с физическим насилием. Как правило, они живут в изоляции и не знают местного языка. Кроме того, положение нелегальных иммигрантов препятствует их обращению к официальным властям.

Наличие в странах Западной Европы спроса на дешевую рабочую силу, используемую для выполнения домашней работы и работы в сфере услуг также может привести к жестокому обращению с женщинами-иммигрантами, а нередко к физическому насилию и принуждению занятием проституцией.

Большую тревогу по поводу этой проблемы проявляют не на родине потенциальных и фактических жертв этого явления, а в странах Западной Европы. Во многих из них в последнее время проведены исследования, состоялись конференции и семинары, были созданы организации по оказанию помощи таким женщинам. Одной из таких организаций является “Ла страда” в Польше. Ее полуторагодовая деятельность является одним из свидетельств того, что и в странах бывшего социалистического лагеря начинают понимать серьезность проблемы торговли женщинами. Некоторые шаги в этом направлении предпринимаются и в других, граничащих с Беларусью странах, — в Литве и на Украине.

6.4. Причины насилия

Причины проявления насилия многочисленны. Они определяются сочетанием социокультурных, психологических, экономических и иных факторов, ни на один из которых в отдельности нельзя возложить ответственность за данное явление.

Одной из наиболее сложных и важных причин насилия является общий уровень культурного развития общества.

Если говорить о проблеме сексуального насилия, то с точки зрения многих исследователей-психологов изнасилование — это не только проблема секса, но также проблема власти.

Насилие в отношении женщин является одним из проявлений исторически сложившихся неравных властных отношений между мужчинами и женщинами в семье и обществе, что привело к доминированию мужчин и дискриминации с их стороны по отношению к женщине. Однако в такой ситуации страдает не только женщина. Мужчина страдает не в меньшей степени и, прежде всего, от навязанных ему стереотипов мужественности, чему в последнее время способствует сокрушительный вал фильмов и книг, в которых образ настоящего мужчины отождествляется с убийцей, насильником, агрессором и т.д. (вставка 6.4.1).

И если мужчина гуманен, то он ощущает свое несоответствие образам, внушаемым средствами массовой информации. К сожалению, с недавних пор Беларусь стала наполняться и не лучшими образцами массовой культуры, где женщина преподносится только как сексуальный объект. Сцены насилия в отношении женщин, в частности, изображающие изнасилование или сексуальное порабощение, использование женщин и девочек в качестве предмета сексуального вожделения, включая порнографию, являются факторами, которые способствуют распространению насилия и негативно сказываются на духовной жизни общества, на отношениях между полами. Внушается миф о том, что мужчина по своей природе активен, агрессивен, а женщина — пассивна, милосердна. Но действительно ли мужчина дискриминирует женщину? Все чаще исследователи приходят к выводу, что это не так. Дискриминирует и манипулирует обоими полами общество с патриархальной культурой, которая препятствует его гуманизации.

Частью культуры являются и традиции в социализации подрастающего поколения. Наши дети очень часто воспитываются с помощью репрессивных методов, что также является приметой патриархального уклада жизни с непременным подчинением младших старшим. По данным исследования социологической службы “Общественное мнение”, проведенного в 1996 г., 68,0% мужчин и 55,0% женщин современного белорусского общества воспитывались при помощи различного рода наказаний. При этом в детстве наказывались гораздо чаще те, кто считает, что они были ”непослушными” детьми. Наиболее грубое из наказаний — битье — пережило 31,0% девочек и 40,0% мальчиков. Репрессивная педагогика является характерной и для современной семьи. 66,0% отцов и 71,0% матерей так или иначе наказывают своих детей. Как правило, это те, кто в детские годы воспитывались так же. Отцы действуют более грубо: 21,0% мужчин и 17,0% женщин могут ударить или побить своих детей (чаще достается мальчикам). Вполне логично, что с молодых лет подвергаясь насилию, люди в зрелом возрасте относятся к его определенным формам спокойно. Более того — это становится для какой-то части населения нормой, обязательной приметой бытия. Но большинство все же переживают насилие весьма болезненно.

Специфической причиной насилия в обществе являются социальные катаклизмы. Данные опроса 1994 г., проведенного социологической службой “Общественное мнение”, показывают, что около 70,0% взрослых жителей Беларуси в последние годы отмечают тенденцию ожесточения среди людей. Жители республики считают, что главными факторами этой тенденции являются экономические проблемы, снижение жизненного уровня, обнищание людей, рост цен, задержка выплат зарплаты и пенсий, растущая безработица. Как показывает история цивилизации, глобальные изменения в обществе всегда сопровождаются ожесточением, и мы — не исключение. Наши беспредельно терпеливые, миролюбивые и добрые люди сегодня нередко становятся агрессивными и злыми, особенно тогда, когда их социальный и экономический статус катастрофически снижается.

Почти столь же значимыми являются и социально-психологические причины: неоправданность надежд, потеря прежних социальных ориентиров, неуверенность в будущем, неопределенность социальной ситуации. Кризис, в котором пребывает наше общество, приводит к резкому возрастанию проблемных ситуаций, когда необходимо принимать какие-то нестандартные решения, что само по себе является дискомфортным, а нередко и стрессовым фактором. По данным социологов, в 1994 г. более 60,0% жителей Беларуси испытывали перенапряжение, отмечали у себя нервные срывы. Некоторые же психологи небезосновательно утверждают, что современное насилие — это в подавляющем большинстве случаев своеобразная форма невротического протеста личности против различного рода давящих на нее стрессовых факторов и условий социальной жизни, к которым ей бывает трудно адаптироваться. При помощи же насилия более сильные быстро добиваются желаемого результата, физически или психологически.

Значительная часть населения находит выход из затруднительных ситуаций в употреблении алкогольных напитков. Пьянство, насилие и жестокость, как правило, сопряжены, встречаются как взаимодополняющие явления.

Одной из причин, обуславливающих насилие, является терпимое отношение к нему общества. Те же данные исследования 1996 г. показывают, что большую нетерпимость к насилию проявляют женщины. Они чаще, чем мужчины, негативно относятся к проявлению насилия в быту. Большинство женщин (68,0%) и половина мужчин считают насилие в бытовой сфере недопустимым. Женщин, допускающих возможность применения насилия в отношениях между людьми в бытовой сфере, в 2 раза меньше, чем мужчин (14,0% и 26,0% соответственно). Причем нередко эти же мужчины и женщины ориентированы на физическую силу по отношению к детям.

Мужчины допускают возможность применения грубой физической силы и в отношении женщин (каждый 4-5-й мужчина плюс еще 22,0% затруднившихся однозначно определить свою позицию). Примечательно, что 12 из 100 женщин Беларуси также считают, что мужчина может применить в определенных ситуациях по отношению к ней физическое насилие. На наличие такого мнения влияет даже не возраст и не состояние в браке, а уровень образования. У высокообразованных женщин повышается чувство собственного достоинства и усиливается негативное отношение к насилию по отношению к себе.

Таким образом, проблема насилия по отношению к женщине является чрезвычайно актуальной для Республики Беларусь. Виды насилия над женщиной более разнообразны и более изощренны, чем над мужчиной, а частота насильственных актов более интенсивна, чем по отношению к мужчине. Последствия распространенности насилия в отношении женщин не только в том, что ухудшается их здоровье, снижается жизненный тонус и появляется психологический дискомфорт, но и в том, что возможности и желания женщин часто оказываются нереализованными. Насилие в семье лишает женщину возможности быть счастливой в личной жизни. Насилие на рабочем месте, сексуальные домогательства нередко вынуждают женщин отказаться от профессиональной карьеры. К тому же существующее сейчас положение в обществе обуславливает то, что реально пережившие насилие женщины лишены возможности без больших осложнений пережить статус жертвы.

6.5. Меры по борьбе с насилием

Подписанная в 1995 г. Пекинская декларация подтвердила решимость правительств стран-членов ООН предупреждать и устранять любые формы насилия в отношении женщин и девочек. Наша страна, подписав Пекинскую декларацию, взяла на себя ответственность за выявление и решение проблем насилия. Программа действий по искоренению насилия должна быть проникнута идеей равенства, партнерства между мужчинами и женщинами, уважением каждым своего достоинства и достоинства другого человека. Ликвидация насилия предполагает: а) государственное осуждение насилия и отказ от ссылок на любые обычаи, традиции и мотивы; б) отказ от применения насилия и уделение должного внимания вопросам предупреждения и расследования актов насилия независимо от того, кто их совершает: государство или частное лицо; в)принятие мер по обеспечению защиты женщин, подвергшихся насилию, доступа к справедливым и эффективным средствам судебной защиты, включая выплату компенсации и возмещения ущерба жертвам, восстановление их здоровья; г) создание соответствующих структур для того, чтобы женщины и девочки смогли сообщать о совершенных в отношении их актов насилия в обстановке безопасности и конфиденциальности, не страшась подвергнуться наказанию либо возмездию, выдвигать обвинения против лиц, совершивших насилие; д) выделение достаточных средств для проведения мероприятий, связанных с искоренением насилия.

Сегодня осознанию проблемы насилия в нашем обществе, возведению ее на уровень общественно значимой может способствовать деятельность женских неправительственных организаций и средств массовой информации.

Безусловно, самое главное в борьбе с насилием в отношении женщин — решение коренных социально-экономических задач, повышение уровня жизни и духовной культуры людей, снижение напряженности в обществе, обеспечение социальной, в том числе правовой защищенности человека без дискриминации по признаку пола, создание обстановки безоговорочного неприятия любых форм насилия. Изменение существующей ситуации требует усилий всего общества. В первую очередь, необходимо реформировать законодательство в соответствии с международными нормами, повысить уровень правовой культуры населения, создать кризисные центры (приюты) долговременной помощи, консультационные пункты экстренной помощи, организовать телефонные “горячие линии” с квалифицированным персоналом, систему информирования женщин о соответствующих видах помощи и т.д. (вставка 6.5.1). В настоящее время Комиссия ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию осуществляет окончательную доработку международного документа “Практические меры, стратегия и деятельность в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в целях искоренения насилия в отношении женщин”. В случае его реализации в Беларуси можно ожидать позитивных изменений в сложившейся ситуации.

 

РАЗДЕЛ 7

ЗДОРОВЬЕ ЖЕНЩИНЫ — ЗДОРОВЬЕ НАЦИИ

7.1. Кто и как заботится о здоровье женщины

7.2. Здоровая мать — здоровый ребенок

7.3. Планирование семьи — пути решения проблемы

7.4. Предохраняться дорого... А болеть?

7.5. Онкологические заболевания женщин

7.6. Женщины-инвалиды: кто им поможет вновь почувствовать себя женщинами?

Глубокий кризис, поразивший все стороны жизни нации, — от экономики до социально-нравственной сферы — поставил перед белорусским здравоохранением сложные проблемы. Трудности выживания на грани всеобщей нищеты негативно сказываются, прежде всего, на женщинах, несущих основное бремя семейно-бытовых забот и ответственности за судьбу детей. Неблагоприятная экологическая обстановка, дисбаланс в питании, невозможность полноценной рекреации, эмоциональные стрессы ведут к росту онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний, анемии. Многие факторы риска связаны с беременностью и родами.

До настоящего времени в Беларуси сохраняется неблагоприятное соотношение населения по полу, сложившееся в результате Второй мировой войны. В годы войны погиб каждый четвертый житель республики и потери были особенно значительны среди мужского населения. Прошедшие полвека сгладили, но не устранили демографические диспропорции. В 1996г. доля женского населения составила 53%, при этом на 100 мужчин приходилось 112,6 женщины (в 1991г. — 113,3). Существующая диспропорция постепенно сглаживается за счет более частого рождения мальчиков: 107,6 на 100 девочек в 1991г.; 108,4 — в 1992г.; 109,7 — в 1993г.; 107,5 — в 1995г. В возрастной структуре женского населения женщины детородного возраста составляют 47,3%, причем 77,6% из них проживает в городской местности (таблица 7.1).

В фертильном возрасте для каждой женщины есть пара (численность мужчин и женщин в возрасте 30—49 практически равны), а в брачном — даже имеется дефицит невест (на 100 женщин в возрасте до 30 лет приходится 103 мужчины). В возрастной группе старше 50 лет мужчин на 680 тыс. меньше, что в первую очередь объясняется разницей в продолжительности жизни (в 1996 г. разрыв составил 10 лет).

В 1993-94 гг. впервые в истории Беларуси смертность превысила рождаемость. В последующие годы эта тенденция продолжала усиливаться, что создает угрозу существованию нации (график 7.1). Среди основных причин смертности первое место занимают болезни сердечно-сосудистой системы, второе — злокачественные новообразования. Наблюдается также рост младенческой смертности, оказывающий значительное влияние на показатель средней продолжительности жизни (таблица 7.2).

Анализ показателей воспроизводства населения позволяет утверждать, что в стране наблюдается процесс численного вырождения нации (депопуляции). Так, суммарный коэффициент рождаемости в 1995 г. составил 1,386 (для нормального воспроизводства должен быть не ниже 2,3-2,5); брутто-коэффициент — 0,668 (должен составлять 1,2-1,3); нетто-коэффициент — 0,653 (необходим не ниже 1,0).

Сложившаяся демографическая ситуация выдвигает заботу о здоровье женщины на одно из важнейших направлений деятельности социальных институтов нашего общества.

7.1. Кто и как заботится о здоровье женщины

Республика Беларусь, следуя нормам международного гуманитарного права, одним из направлений государственной политики определила защиту материнства и детства.

Охрана здоровья женщин и оказание им различных видов медицинской помощи обеспечивается в соответствии с законом Республики Беларусь “О здравоохранении”, принятом в 1993г. Согласно существующему законодательству, медицинское наблюдение за состоянием здоровья женщины в период беременности, медико-генетическое консультирование и медицинская помощь при родах матери и новорожденному ребенку осуществляются только в государственных учреждениях здравоохранения.

Существующая сеть лечебно-профилактических учреждений обеспечивает достаточную доступность медицинской помощи. В республике имеется 130 медицинских центров, предоставляющих родовспомогательные услуги (родильные дома, родильные и гинекологические отделения городских и районных больниц). На начало 1996г. в них имелось 5873 гинекологических и 6764 акушерских мест. Кроме того, действует более 160 женских консультаций. Более 2400 акушеров-гинекологов (4,43 на 10 тыс. женского населения) и около 7000 акушерок предоставляют женщинам медицинские услуги по профилактике и лечению (таблица 7.1.1). Подготовка врачей по специальности “акушер-гинеколог” проводится в четырех медицинских институтах, акушерок — в 18 медучилищах. Последипломную подготовку и переподготовку специалистов осуществляет Белорусский государственный институт усовершенствования врачей. Основную научно-исследовательскую работу по проблемам здоровья женщин, в первую очередь детородного возраста, ведет Национальный институт охраны материнства и детства.

Углубление экономического кризиса и уменьшение бюджетных ассигнований наложили отпечаток на качество и доступность медицинской помощи. При потребности здравоохранения в 5,1 трлн. рублей в 1996г. получено 3 трлн. рублей, что в условиях сохраняющейся инфляции покрыло потребности здравоохранения не более чем на 50%. Общая задолженность здравоохранения за питание, медикаменты, коммунальные услуги составляет примерно 350 млрд. рублей. Медицинские учреждения и их пациенты продолжают испытывать дефицит необходимых лекарств, диагностического и лечебного оборудования, перевязочных материалов и дезинфицирующих средств, предметов ухода за больными.

В настоящее времени 45% амбулаторных и стационарных учреждений располагаются в приспособленных помещениях. В последние пять лет темпы строительства новых объектов здравоохранения резко замедлились.

Женщины составляют абсолютное большинство медико-санитарного персонала. Но в условиях финансирования медицины по “остаточному принципу” социальный статус врачей, медицинских сестер и акушерок понизился.

В настоящее время разрабатывается концепция развития здравоохранения Республики Беларусь, в которой предусматривается формирование рынка медицинских услуг при сохранении системы социальной защиты малоимущих.

Существенный вклад в улучшение охраны здоровья женщин внесли принятые в 1991 г. Верховным Советом Республики Беларусь и финансируемые из внебюджетных фондов “Национальная программа профилактики генетических последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС” и программа “Охрана материнства и детства в условиях воздействия последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС”.

В целях оказания государственной поддержки социально незащищенных слоев населения введены в действие президентские программы (вставка 7.1.1).

7.2. Здоровая мать — здоровый ребенок

Своевременное обращение беременной женщины к акушеру-гинекологу — важнейшее условие безопасного материнства. Однако будущие матери нередко откладывают свой визит к врачу, и это встревожило медиков. В 1991 г. женщинам, которые встали на учет в женской консультации до 12-недельного срока беременности, регулярно посещали врача и выполняли все его предписания, стали выплачивать поощрительное пособие в размере 50% минимальной заработной платы. Сейчас около 90% беременных находится под эффективным врачебным наблюдением. Это позволяет проводить профилактику осложнений состояния плода и лечить возникающие заболевания на их ранней стадии, а при необходимости направлять женщин в высокоспециализированные родильные дома.

Реализация “Национальной программы профилактики генетических последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС” позволила внедрить дородовую диагностику врожденных пороков плода и ряда наследственных заболеваний. Медико-генетическую помощь женщинам и новорожденным оказывает Белорусский научно-исследовательский институт врожденных и наследственных заболеваний, республиканская и пять областных медико-генетических консультаций. В результате проведения пренатальной диагностики в 1991-96 гг. было выявлено и прервано 2430 беременностей с врожденными пороками плода.

При возникновении проблем, связанных с бесплодием или аномальным течением беременности, необходимые рекомендации и лечебная помощь женщине и супружеским парам оказываются в консультациях “Брак и семья”. С 1995г. в республике функционирует Белорусско-американский центр экстракорпорального оплодотворения (ЭКО). В результате применения этого метода родилось 119 детей.

Законодательство республики предоставляет работающим беременным женщинам отпуск с 30 недель беременности на 126 календарных дней, а женщинам, проживающим на территории с радиоактивным загрязнением от 1 Ки/км2 и выше, — с 27 недель беременности на 146 дней. Отпуск такой продолжительности предоставляется независимо от числа дней, использованных до родов. В случае осложнения родов или рождения двух и более детей отпуск соответственно увеличивается до 140 и 160 календарных дней (вставка 7.2.1).

Экономические трудности, политическая нестабильность, неуверенность в завтрашнем дне, неблагоприятная экологическая обстановка привели в последние годы к снижению рождаемости в республике (таблица 7.2.1).

Коэффициент рождаемости снизился неодинаково у женщин разных возрастных групп (таблица 7.2.2). Коэффициент рождаемости в юном возрасте практически не изменился, что свидетельствует о важности правильного сексуального воспитания подростков, с одной стороны, а также безответственном отношении в этом возрасте к вопросам материнства и отцовства — с другой. Заметна тенденция к отказу от рождения второго ребенка, что прямо связано с социально-экономической ситуацией.

Во всех регионах Беларуси, за исключением Минска, отмечается рост заболеваемости беременных женщин — в среднем на 10%. Преобладают анемия(27,5%), дисфункция щитовидной железы (15,2%) и болезни мочеполовой системы (10,5%) (график 7.2.1). Наиболее высок удельный вес больных среди беременных женщин в Минской области — 76,2%. Сравнительный анализ показал, что заболеваниями сердечно-сосудистой системы чаще страдали жительницы Минской и Гродненской областей (11,9%), анемия чаще наблюдалась в Могилевской области (33,8%).

Параллельно с ростом заболеваемости беременных удельный вес нормальных родов уменьшился до 30%. Самый низкий показатель зарегистрирован в Минске — 18%. У ослабленных и больных женщин роды протекают нередко с осложнениями, и благоприятный исход зависит, в основном, от подготовки и мастерства медицинского персонала (таблицы 7.2.3 и 7.2.4).

Коэффициент материнской смертности в Беларуси имеет тенденцию к снижению и в 1995г. составил 17,7 на 100 тыс. новорожденных, что является наиболее низким среди стран, входящих в СНГ. Среди причин материнской смертности лидируют экстрагенитальные заболевания, не связанные с беременностью (сердечно-сосудистые, желудочно-кишечные заболевания, анемия).

С ростом заболеваемости беременных женщин растет и заболеваемость новорожденных, которая составила в 1996г. более 178 случаев на каждую 1000 родившихся младенцев. В 1991-95 гг. младенческая смертность увеличилась с 12,1% до 13,3%. Меры, предпринятые Министерством здравоохранения по охране репродуктивного здоровья и своевременной помощи новорожденным и детям раннего возраста, позволили добиться стабилизации и некоторого снижения показателя детской смертности в 1996г. до 12,4%.

По данным НИИ наследственных и врожденных заболеваний Министерства здравоохранения РБ, в постчернобыльский период в Беларуси значительно возросла частота пороков внутриутробного развития. У детей, проживающих в зонах постоянного воздействия малых доз радиации, наблюдается более позднее развитие вторичных половых признаков: у девочек — на один год, у мальчиков — на полтора года. Специалисты считают, что отмеченные изменения связаны не только с воздействием радиации, но и с неполноценным питанием, гиповитаминозами, химическим загрязнением окружающей среды, алкоголизацией населения репродуктивного возраста, дефицитом селена в почве (вставка 7.2.3).

В настоящее время реализуется ряд проектов, направленных на укрепление здоровья женщин и детей: белорусско-швейцарская программа создания сети перинатальных центров; белорусско-канадский проект по внедрению в родильных домах и детских поликлиниках “принципов успешного грудного вскармливания” (PROBIT).

В 1997 г. планируется ввести в действие крупнейший детский онкогематологический центр.

7.3. Планирование семьи — пути решения проблемы

Планирование семьи и регуляция репродуктивной функции — феномен культуры и способ улучшения здоровья женщин и детей. На детородный возраст и период перед менопаузой приходится 51% средней продолжительности жизни женщины. В это время особо важна надежная и безопасная контрацепция как элемент профилактики и лечения многих гинекологических заболеваний. Она особенно необходима для женщин юного и позднего репродуктивного возраста, т.к. роды у них часто сопровождаются осложнениями, а материнская смертность во много раз выше. Предотвращение беременности рассматривается в нашей стране исключительно как забота самой женщины, и в результате велик процент искусственно прерываемой беременности.

Производство абортов в Республике Беларусь регламентируется законодательно. Они разрешены до 12 недель беременности по желанию женщины. С 13 до 26 недель беременности прерывание разрешается лишь, когда возникает угроза здоровью женщины, у плода выявлены врожденные пороки развития, а также в особых случаях (несовершеннолетняя мать, изнасилование и т.д.). Весь комплекс мероприятий, связанный с вопросами профилактики нежелательной беременности, осуществляется врачами акушерами-гинекологами и акушерками.

Несмотря на то, что применение контрацептивных средств постепенно увеличивается, количество абортов остается достаточно высоким. Ежегодно к аборту прибегают не менее 8% женщин фертильного возраста, причем в 74% от произведенных в 1995г. абортов этот метод планирования семьи предпочли женщины самого активного детородного возраста — 20-34 лет. В 1995г. аборт сделали (от численности данной возрастной категории) 5% женщин в возрасте 15-19 лет, 18% женщин в возрасте 20-24 года, 19% женщин в возрасте 25-29 лет и 12% женщин в возрасте 30-34 года. Количество беременностей, заканчивающихся рождением живого ребенка, в полтора-два раза меньше числа абортов (таблица 7.3.1).

Известно, что многие причины невынашивания беременности, бесплодия, хронических воспалительных заболеваний женской половой сферы связаны с абортами в юном возрасте и прерыванием первой беременности. Основную проблему представляет беременность в подростковом возрасте. Так, в 1995 г. аборт был проведен у 375 подростков моложе 15 лет, причем 96% из них прервали свою первую беременность, а у 72% аборт проведен наиболее травматичным методом — методом кюретажа. Возрастная группа 15-19 лет также требует особого внимания как резерв профилактики перинатальных потерь. В 1995 г. 5% этой возрастной группы произвели аборт, причем 52% абортов произведены методом кюретажа. 54% абортов прервали их первую беременность.

Среди причин широкого распространения абортов не последнее значение имеют стоимость и доступность контрацептивов. В настоящее время пероральные противозачаточные средства и презервативы поступают из-за рубежа и малодоступны, особенно для молодежи, по причине их дороговизны, тогда как до 1990 г. многие промышленные предприятия распространяли их бесплатно в соответствии с предписанием врачей. Среди других причин отказа от использования контрацептивов женщины отмечают боязнь побочных эффектов, недостаток времени для обращения к врачу и возражение супруга.

В проведении работы по планированию семьи большую помощь Беларуси оказывает Европейское Бюро ВОЗ. Последние три года проблемы охраны репродуктивного здоровья и планирования семьи нашли отражение и в работе некоторых женских движений и неправительственных организаций, таких как Христианский детский фонд.

7.4. Предохраняться дорого... А болеть?

Инфекции, передаваемые половым путем, оказывают негативное воздействие на репродуктивное здоровье женщины. Вызывая хронические воспалительные процессы, они являются одной из основных причин невынашиваемости беременности, бесплодия, изнурительных болей в области таза.

Заболеваемость всеми формами сифилиса на 100 тыс. населения возросла с 5,1 в 1991г. до 210,9 в 1996. Если в 1991г. было отмечено 250 случаев сифилиса, то в 1996г. — 21616. Случаи сифилиса у детей и подростков начали регистрироваться с 1991г. и сейчас на эту группу приходится 17,8% общего количества заболеваний. В 1995г. заболеваемость женщин сифилисом составляла 143,4 на 100 тыс. женского населения (1991г. — 4,83). Как видно из таблицы 7.4.1, заболеваемость сифилисом женщин в возрасте до 20 лет выше, чем мужчин соответствующего возраста.

Заболеваемость гонореей также возросла с 70,3 на 100 тыс. населения в 1991г. до 125,3 в 1995г. В 1991 г. было зарегистрировано 7183 случая гонореи. В 1995г. уже 12883 случая, 12% из которых выявлены у детей и подростков до 17-летнего возраста. Заболеваемость гонореей женщин несколько ниже, чем у мужчин, кроме возрастной группы 18-19 лет (таблица 7.4.1). В 1996г. заболеваемость гонореей снизилась до 103,6 на 100 тыс. населения (зарегистрирован 10621 случай). В 1996г. в республике резко возросла заболеваемость СПИДом (таблица 7.4.2). Основной рост заболеваемости произошел за счет выявления случаев ВИЧ-инфицирования в Светлогорском (843 случая), Жлобинском (121), Октябрьском (26) районах Гомельской области.

Из зарегистрированных случаев ВИЧ-инфекции 286 (25%) выявлено у лиц женского пола. Возрастная структура ВИЧ-инфицированных следующая: 0-14 лет — 12 случаев (из них 5 — девочки), 15-19 лет — 250 случаев (из них 81 — женщины), 20-24 года — 506 случаев (из них 132 — женщины), 25-29 лет — 194 случая (из них 53 — женщины), что составляет от общей заболеваемости: 15-19 лет — 22%, 20-24 года — 46,4%, 25-29 лет — 21,8%. Основные пути заражения —гетеросексуальные связи, потребление наркотиков (вставка 7.4.1).

В настоящее время Министерство здравоохранения совместно с Министерством образования проводит совместную работу по разработке программ и изданию пособий для школьников, студентов и преподавателей по вопросам здорового образа жизни, в которые включены разделы полового воспитания, контрацепции, предупреждения, передаваемых половым путем болезней, профилактики СПИДа.

7.5. Онкологические заболевания женщин

Онкологические заболевания всех типов представляют главную угрозу жизни и здоровью женщин. За последние 10 лет (1986-95 гг.) их число возросло на 23,1% (у мужчин — на 32,9%). В 1995г. диагноз злокачественного заболевания установлен у 14,7 тыс. женщин.

В структуре онкологической патологии женщин ведущие места занимают опухоли молочной железы (17,5%), желудка (11,5%) и кожи (11,5%). Затем следуют злокачественные образования тела матки (6,3%), толстого кишечника (5,5%) (таблица 7.5.1). Рост заболеваемости злокачественными заболеваниями произошел в основном за счет увеличения больных среднего и старшего возраста. Увеличилась заболеваемость раком щитовидной железы у женщин в возрасте 35-49 лет.

Изменения интенсивности и структуры заболеваемости злокачественными новообразованиями можно рассматривать, с одной стороны, как последствия демографических процессов, с другой, — как действие комплекса неблагоприятных экологических факторов, в частности радиационного воздействия.

Ежегодно увеличивается процент выявления онкологических заболеваний на ранних стадиях (таблицы 7.5.2 и 7.5.3). Так, в 1995 г. при профилактических осмотрах на ранних стадиях заболевания выявлено 57,7% больных, в том числе 80,8% случаев рака тела матки и 79,1% случаев рака шейки матки.

Применение комплексных методов лечения позволяет увеличить продолжительность жизни больных при отдельных локализациях онкологического процесса. Доля больных, состоящих на учете 5 и более лет, высока при раке шейки матки (75,8%), губы (71,8%), тела матки (62,1%), яичников (56%).

Смертность от злокачественных новообразований занимает второе место в структуре естественной убыли населения республики и имеет тенденцию к росту (таблица 7.5.4). За период 1991-95 гг. она возросла у мужчин на 13,6%, у женщин — на 9,1%. Основными локализациями злокачественного процесса, приводящими к летальному исходу, по-прежнему являются опухоли пищеварительного тракта и легких.

7.6. Женщины-инвалиды: кто им поможет вновь почувствовать себя женщинами?

Наряду с заболеваемостью и смертностью инвалидность является одним из показателей общественного здоровья. На начало 1996 г. из числа впервые признанных инвалидами женщины составили 52,3% среди городского населения и 47% среди сельского населения.

По сравнению с 1993 г. отмечается рост первичного выхода на инвалидность женщин детородного возраста. Среди них высок процент инвалидов I и II групп (54%). У 11% женщин группа инвалидности установлена бессрочно, а инвалидами с детства являются 11,3%. Инвалидность в фертильном возрасте оказывает негативное влияние на уровень рождаемости, выживаемость и благополучие детей, предъявляет дополнительные требования к службе родовспомо- жения, отрицательно сказывается на формировании семей и их стабильности.

При разработке и реализации мер по снижению и профилактике инвалидности у женщин в Республике Беларусь необходимо учитывать особенности ее нозологической структуры.

Причинами полной или частичной утраты трудоспособности чаще других являются новообразования (24,5%), заболевания системы кровообращения (15%), болезни нервной системы и органов чувств (13%); далее следуют психические расстройства (11%) и болезни костно-мышечной системы (11%). Наименьший удельный вес в структуре женской инвалидности приходится на эндокринные заболевания (5%) и травмы (5%).

За период с 1991 по 1996 гг. среди впервые признанных инвалидами вследствие гипертонической болезни женщины составили 77% (из них 30% приходится на трудоспособный возраст), а вследствие ишемической болезни сердца — 52,4%.

Резкое преобладание женщин-инвалидов старших возрастных групп над мужчинами (2,6/1) объясняется значительной разницей в продолжительности жизни (соответственно 74,3 года и 62,9 года).

Данная ситуация требует новых форм и подходов в решении вопросов не только медицинской, но и социально-бытовой реабилитации. Проблемы ресоциализации и реинтеграции в общество женщин-инвалидов старших возрастных групп напрямую связаны с деятельностью территориальных центров социального обслуживания и домов-интернатов. Основными методами реабилитации пожилых инвалидов остаются культурно-массовые мероприятия, терапия занятостью, доступность к объектам инфраструктуры, расширение контактов, обеспечение вспомогательными техническими средствами и приспособлениями. Развитие социальной службы в значительной степени сдерживается финансовыми трудностями и отсутствием подготовленного персонала, а существующий в настоящее время ассортимент отечественных вспомогательных технических средств для женщин-инвалидов ограничен и не удовлетворяет их потребностям.

С выходом на инвалидность у женщин значительно изменяется стереотип жизни. Ухудшается материальное положение и взаимоотношения в семье, происходит вынужденный отказ от усвоенных стереотипов досуга. Наряду со сложностями в трудоустройстве у значительного числа женщин, длительно находящихся на инвалидности (более 2 лет), снижается мотивация к труду. Экономическое благосостояние женщин-инвалидов может быть улучшено за счет введения в действие законодательства и программ по усилению их юридических прав в отношении доступа к рабочим местам и созданию условий для переобучения (график 7.6.1).

Социально-психологические исследования показали, что у одиноких женщин-инвалидов наблюдается настороженность в отношении к людям и снижение готовности к общению на фоне повышенной потребности к нему. В связи с этим необходимо включить психологическую помощь в программу социальной реабилитации женщин-инвалидов.

Физическая культура и спорт — одна из наиболее эффективных форм социальной реабилитации инвалидов во всех странах. Однако охват этими мероприятиями женщин-инвалидов в Республике Беларусь исчисляется сотыми долями процента. Среди причин, препятствующих включению женщин-инвалидов в занятия физической культурой и спортом — отсутствие традиций и отрицательное общественное мнение, необходимость в специально оборудованных спортивных сооружениях и недостаток специалистов, а также отсутствие государственной программы по физическому воспитанию и спорту среди инвалидов.

РАЗДЕЛ 8

ЖЕНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ: ОБРЕТАЯ ГОЛОС

8.1. Многовекторность женского движения

8.2. Женское движение и государство

8.3. Международные контакты

8.4. В поисках стратегии

Возникновение независимого женского движения является одним из тех общественных феноменов, которые порождены системной трансформацией, переживаемой странами Восточной Европы, в том числе новыми национальными государствами. Посткоммунистическое общество в Беларуси находится в трудном поиске идеи, которая объединила бы нацию и дала модель дальнейшего развития. Женское движение — часть процесса осмысления новой реальности и становления гражданского общества.

Время диктует новые подходы к пониманию роли и места женщины в обществе, сегодня степень цивилизованности страны определяется положением женщины в обществе, отношением к их правам, участием женщин в решении важнейших политических вопросов и управлении государством, уровнем научных исследований и реализацией политики равных прав и равных возможностей среди населения.

Женщины Беларуси еще слабо вовлечены в общественные и политические процессы, которые формируют гражданское общество. Тем не менее уже возникли разнообразные женские группы, которые осознают необходимость гражданского участия в общественной и политической жизни, определяя “женскую повестку дня” как возражение против несправедливости.

Беларусь подписала ряд международных документов, касающихся положения женщин, в том числе и Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Правительство страны несет ответственность за выполнение обязательств не только перед ООН и другими международными организациями, но и в первую очередь перед женщинами своей страны. Поиск стратегии изменения положения женщин и выполнение Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации усложняется для женских НПО тем, что большинство населения страны не признает факта дискриминации женщин. Формирование политики равных прав, ликвидации гендерной асимметрии — процесс длительный, требующий политики, культуры, в выражении через средства массовой информации.

Становление независимого женского движения оказалось связано с общей демократизацией и либерализацией социалистической системы. В жарких дебатах о судьбах страны заявили о себе первые, не инициированные государством, женские организации и движения. При этом большинство из них было изначально “обречено” на демократизм. Выступления против дискриминации женщин рано или поздно приводят к необходимости борьбы за гражданские, политические, экономические, социальные и культурные права всего общества: женщина не может быть равноправна в бесправной стране.

Слом старых экономических и политических структур породил и целый ряд специфических проблем трансформации. Распад старой системы социального обеспечения и новые процессы в сфере труда, связанные с формированием рыночной экономики в “нецивилизованном” виде, затронули, в первую очередь, женскую часть населения. К примеру, переструктурирование экономики во многом расширило возможности индивидуального выбора, но сопровождалось и стремительным увеличением женской безработицы.

Процесс создания женских общественных организаций и движений протекал противоречиво и сложно. В первую очередь это было связано с тем, что независимое женское движение не имело возможности опереться на сколько-нибудь заметную историческую традицию. Связь с дореволюционной практикой женской благотворительной и просветительской деятельности была утрачена. В советскую же эпоху какие бы то ни было независимые инициативы были практически невозможны.

Кроме того, новые женские организации сразу оказались перед необходимостью преодоления весьма живучих стереотипов. Прежде всего представления о том, что решение женских проблем — дело самих женщин, в том числе обеспечение равных прав на рынке труда, распределение домашнего труда, насилие по отношению к женщинам, их участие в принятии решений на всех уровнях и т.д.

В общественном сознании также утвердилось представление о том, что женщины — это единая социально-демографическая группа, а значит, их интересы может представлять одна организация, монополизирующая решение женских проблем. Между тем общество, в том числе и женская его часть, структурировано и дифференцировано. Интересы различных категорий женщин могут быть не только весьма различны, но и прямо противоположны. В тактических целях (лоббирование законопроектов и т.п.) возможно образование эффективных коалиций, однако в Беларуси все попытки подобного рода до сих пор не увенчались успехом.

Помимо преодоления этих и подобных им стереотипов, в самом начале своего становления женские организации столкнулись и с иными трудностями. Одна из основных — самоопределение женского движения, а именно: поиск ответа на концептуальные вопросы. Почему необходимо существование отдельного женского движения? Что надо подчеркивать — сходство или различия между мужчиной и женщиной? Эти и подобные им вопросы требовали не только философских рассуждений, но и вполне конкретных ответов. Если признать, что физиологические особенности женщины диктуют ей иной способ общественного поведения, то это означает, что женщине должны быть предоставлены особые, отличные от мужских, права и льготы. Взгляд на женщину как на существо, равное по разуму с мужчиной, приводит к требованиям уравнивания в правах и тщательного соблюдения подобного равноправия. Для каждого конкретного женского движения самоопределение в рамках этой “вечной” дилеммы стало совершенно необходимым.

Сложность становления усугублялась в то время отсутствием информации о традициях, проблемах и завоеваниях демократического женского движения за рубежом. Господствовавшая до конца 80-х годов в СССР официальная точка зрения объявляла феминизм буржуазным изыском. Сведения о женских движениях современности ограничивались, как правило, сообщениями о борьбе женщин за ядерное разоружение. С исчезновением “железного занавеса” выяснилось, что женское движение в конце ХХ века давно вышло за рамки традиционного феминизма и представляет собой мощную общественную и политическую силу. Кроме того, большинство женщин и женских организаций Беларуси к началу 90-х годов не знали о существовании Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, о Найробийских перспективных стратегиях и глобальных мероприятиях, проводимых ООН.

Вследствие такого информационного вакуума на раннем этапе своего существования большинство женских объединений не имели ясного представления о сущности гендерного неравенства и его соотношении с другими видами социального и экономического неравенства, о подходах к решению женского вопроса и женских проблем. Это приводило к самостоятельному и, увы, не всегда плодотворному поиску способов действия методом “проб и ошибок”. Сами по себе ошибки первых женских неправительственных организаций (НПО) заставили задуматься о необходимости профессионального подхода к делу, основанного на научном анализе гендерных проблем с учетом мировой практики.

8.1. Многовекторность женского движения

Наряду с Белорусским комитетом советских женщин, ранее единственной женской структурой, которая в 1991 г. трансформировалась в Союз женщин Беларуси, возникли независимые женские организации, которых не было прежде.

Первые женские группы выделились из русла общего демократического движения. В тот период оно было представлено Белорусским Народным Фронтом. В рамках этого движения, собиравшего в начале 1990-х годов на массовые акции десятки тысяч участников, поднимались самые острые экономические и политические проблемы, в том числе и проблемы Чернобыля, которые особенно волновали женщин. В то же время благодаря гласности стала известна информация о гибели в мирное время солдат срочной службы. В первый женский оргкомитет вошли женщины из движения национал-демократической ориентации, матери погибших военнослужащих, а также те, кого волновали проблемы положения женщин, проблемы экологии, духовного возрождения. Из этой женской группы образовалось несколько независимых женских организаций. Среди них “Лига женщин”, Комитет солдатских матерей. Позже, когда демократическое движение стало приобретать различную политическую окраску, была создана первая общественно-политическая организация — Женское христианско-демократическое движение.

В 1993-96 гг. Министерством юстиции Республики Беларусь были зарегистрированы и другие женские организации, как, например, Всебелорусский женский фонд Святой Евфросиньи Полоцкой, белорусская Ассоциация “ОСиЯ”. Появляются самостоятельные женские организации в областных и крупных промышленных городах — “Ульяна” в Витебске и “Рагнеда” в Солигорске.

В настоящее время насчитывается около двух десятков различных женских организаций, групп, движений (график 8.1.1).

В общей структуре белорусских НПО, численность которых доходит до семисот, женские организации составляют не более 3%. Однако в составе некоторых общественных организаций активно работают женские группы, реализующие собственные гуманитарные инициативы, проекты самопомощи и обучения. Таковыми, например, являются женская экуменическая группа в составе Международной ассоциации гуманитарного сотрудничества, женская волонтерская программа “Шаг навстречу”.

Первые женские организации возникли в столице, где сосредоточена научно-техническая и творческая интеллигенция и имеется больший доступ к информации, а широкое участие в конференциях, работе фондов расширило возможность изучения положительного опыта женских инициатив за рубежом. Сегодня можно говорить и о расширении географии женского движения. Женские организации разрабатывают проекты, проводят семинары, экологические акции, реализуют различные исследовательские и культурологические программы, работают с сельскими женщинами, заботясь об одиноких деревенских стариках, планируют создание предприятий по переработке продукции (вставка 8.1.1).

Женские организации Беларуси возникали различными путями. Одни вышли из прежних доперестроечных структур, другие образовались в рамках профсоюзного движения, третьи — как аналог некоторых международных организаций, четвертые — в результате самостоятельных демократических инициатив.

Белорусский Союз женщин (БСЖ) создан на базе Белорусского Совета женщин. Эта массовая организация сохранила сильную централизованную структуру и широкую сеть региональных отделений. Они хорошо известны на местах. Более того, в большинстве городов и районов региональные отделения БСЖ являются иногда единственными действующими женскими структурами. БСЖ оказывает консультационную и материальную помощь нуждающимся женщинам, малоимущим семьям, организует акции “Милосердие”.

Социально значимыми являются программы БСЖ по подготовке и организации курсов по переобучению безработных женщин. При этом БСЖ инициирует и различные мероприятия как местного, так и общереспубликанского значения. По инициативе Белорусского Союза женщин Указом Президента Республики Беларусь от 14 октября 1996 г. учрежден общенациональный праздник — День матери. БСЖ укрепил свои позиции, подписав на правах координирующего органа соглашение с рядом общественных, в том числе и женских организаций (вставка 8.1.2).

В рамках профсоюзных организаций в 1994г. была создана женская политическая партия “Надзея”. В качестве основной цели партия декларирует “проведение социальных и экономических реформ, направленных на создание нормальных условий жизни и труда женщин”, а также “построение демократического, социального, правового государства, направленного на всестороннее раскрытие творческого потенциала и способностей женщин, правовую охрану интересов матери и ребенка, формирование моральных устоев семьи”. Своей приоритетной задачей она ставит вовлечение женщин в политику (вставка 8.1.3).

Как часть нового профсоюзного движения возникла и действует Белорусская организация трудящихся женщин. Сегодня в нее входят 19 первичных и 4 городские организации. Свою основную задачу она видит в том, чтобы работать с женщинами промышленных предприятий, часто имеющими низкий образовательный уровень и живущими в провинции (вставка 8.1.4).

Защиту прав трудящихся женщин и безработных своей приоритетной задачей считают также организации “Рагнеда” и “Солигорчанка” , созданные в 1996 г. в рамках Белорусского независимого профсоюза.

Как аналог международных организаций возникла Белорусская ассоциация молодых христианских женщин, которая рассматривает себя в качестве первичной организации Всемирной ассоциации молодых христианских женщин. Ее основная цель — повышение престижа женщин, особенно молодых, в белорусском обществе. Эта организация строит свою работу на принципах христианской морали, милосердия и взаимопомощи. Возникновение Белорусской ассоциации университетских женщин также связано с традициями международного женского движения. Эта организация считает одной из своих задач развитие гендерных исследований и внедрение гендерной проблематики в вузах Беларуси, реализацию просветительских проектов для общественных и государственных структур.

Результатом самостоятельной демократической инициативы, своеобразным общественным протестом против несправедливости стало появление различных НПО, действующих как на региональном уровне, так и на уровне всей страны. Одним из первых заявило о себе в 1992г. Женское христианско-демократическое движение (ЖХДДБ), являющееся ассоциированным членом Христианско-демократического Союза Восточной Европы и сотрудничающее с политическими партиями и организациями Беларуси демократической направленности. Движение ставит своей главной целью защиту прав женщин, демократизацию общества, его духовное возрождение. Весьма заметна деятельность ЖХДДБ по проведению различного рода конференций и семинаров (вставка 8.1.5).

Самостоятельная демократическая инициатива лежит в основе возникновения и деятельности целого ряда культурно-просветительских организаций, которые ставят своей целью обмен информацией по гендерной проблематике, проведение совместных обсуждений, осуществление практической деятельности по возрождению и распространению духовной культуры. Наиболее известным в этом ряду является Всебелорусский женский фонд Святой Евфросиньи Полоцкой. Его основная цель — духовное возрождение общества, понимаемое как возврат к традиционным ценностям. Самой значительной акцией фонда можно назвать ежегодное проведение Дня Святой Евфросиньи Полоцкой, что могло бы рассматриваться как зарождение национальной традиции. В декабре 1996 г. при фонде было создано отделение национальной истории и проведена научная конференция, посвященная известным женщинам Беларуси начала века. Тем самым была сделана едва ли не первая попытка воссоздания “истории женщин” в контексте истории нации.

Повышению информированности женщин, развитию у них качеств лидера, установлению контактов между женскими организациями республики и других стран способствуют Дискуссионный женский клуб и клуб “Леди-лидер”.

Единственной и успешно действующей женской организацией экологической направленности является белорусская Ассоциация женщин “ОС и Я” (“Окружающая Среда и я”). Организация проводит научные исследования, организует семинары и конференции, экологические акции в защиту окружающей среды, поддерживает контакты с зарубежными женскими экологическими организациями.

Нынешние женские организации Беларуси весьма разнообразны. В большинстве своем они являются группами саморазвития, возникшими на фоне общего недовольства положением женщин. На ранних этапах своего становления новые женские организации, как правило, занимались самым широким спектром проблем. Конечно, это приводило к тому, что сферы их деятельности во многом совпадали. Однако сам по себе этот этап очень важен: женщины осознали общность своей судьбы, убедились в том, что ущемление и недооценка женщин не случайность, а прискорбная закономерность (вставка 8.1.6).

По всей вероятности, в будущем каждая женская организация определит приоритеты своей деятельности. Однако какими бы эти приоритеты ни были, все женские НПО по сути своей будут носить правозащитный характер, отстаивая идеи и принципы гендерного равноправия.

8.2. Женское движение и государство

Сегодня можно утверждать, что женские НПО заняли свою нишу в общественно-политическом пространстве Беларуси и вносят заметный вклад в становление гражданского общества. Это ставит на повестку дня вопрос об их взаимоотношениях с различными политическими институтами, в том числе и с государством (вставка 8.2.1).

В Беларуси пока не налажен механизм взаимодействия государства и “третьего сектора”. Не сложилась в Беларуси практика выдачи государственных грантов на конкурсной основе для реализации гражданских инициатив, предоставления налоговых льгот, многие появившиеся в последние годы женские организации вынуждены нести бремя высокой арендной платы за помещения для своей работы либо вовсе обходиться без такового. Власти предпочитают действовать в рамках привычной концепции “социального протекционизма”. Некоторая часть женских организаций строит свою деятельность в русле этой защитной, патерналистской идеологии, добиваясь льгот и оказания различного рода помощи. Так, при поддержке исполнительной власти открыт Республиканский центр социальной поддержки женщин при Белорусском союзе женщин.

Вместе с тем активизация деятельности многочисленных общественных движений приводит к тому, что в обществе растет понимание того факта, что реализация социальной политики перестает быть прерогативой одного государства. В ее осуществление должны вплетаться усилия неправительственных организаций, церкви, социальных групп, политических партий, благотворительных фондов и т.д. В последнее время примеры успешного сотрудничества тех и других становятся все более частыми.

К усилению взаимодействия Правительства и НПО подталкивает не только вышесказанное, к этому призывают и международные организации, решения международных конференций. В документах ООН подчеркивается, что НПО являются важным элементом национального механизма по улучшению положения женщин. Пекинская платформа действий призывает к “поощрению и налаживанию отношений сотрудничества с соответствующими органами Правительства, центрами по проведению прикладных и теоретических исследований по женской проблематике, научными и учебными заведениями, частным сектором, средствами массовой информации, неправительственными организациями и всеми другими партнерами в рамках гражданского общества”. (Доклад Четвертой всемирной конференции по положению женщин, с. 101).

Между тем, как бы не складывались взаимоотношения отдельных женских организаций с официальными властями, очевидно, что будущее женского движения будет во многом зависеть от пересмотра основ социальной политики со стороны государства. Следовательно, необходим активный и продуктивный общественный диалог между государством и всеми женскими организациями.

8.3. Международные контакты

Развитие белорусского независимого женского движения было бы невозможно без активных контактов с зарубежными партнерами. Для формирования собственной стратегии женским организациям необходимо знание международных документов, мирового опыта реализации политики равных прав и равных возможностей, истории мирового женского движения, методологии гендерного анализа.

Информация о событиях в женском движении за рубежом постепенно проникает в Беларусь. Представители женских неправительственных организаций участвуют в работе международных конференций и семинаров. Причем инициаторами установления связей с белорусскими НПО являются в основном международные структуры или зарубежные женские организации (вставка 8.3.1). Независимые НПО Беларуси устанавливают партнерские отношения с новыми женскими организациями в странах СНГ, Балтии и Запада, а также самостоятельно инициировали проведение международных мероприятий в своей стране. Наиболее представительным в этом смысле был Международный конгресс “Женщина — семья — общество”, проведенный Женским христианско-демократическим движением в 1994 г. Женщины-парламентарии, лидеры женских национальных и международных организаций из двадцати стран мира обсуждали разные аспекты жизни и деятельности женщин.

Мощным стимулом расширения зарубежных контактов явилась Четвертая всемирная конференция по положению женщин. В ее преддверии прошли подготовительные конференции и семинары. Помимо официальной делегации представительницы от НПО стали участниками акции ПРООН “Пекинский экспресс” и Форума неправительственных организаций. Впервые белорусские женщины принимали участие в обсуждении международных документов, определяющих эффективные стратегии действий на пути преодоления дискриминации.

Наиболее значительным можно считать региональную конференцию “Пекинские стратегии — белорусская перспектива”, познакомившую общественность с работой белорусской делегации на пекинской конференции, а также цикл семинаров под таким же названием, который дал возможность изучить ситуацию в Беларуси в контексте Пекинской платформы действий. В 1996—97 гг. были проведены четыре семинара из этого цикла: “Женщина и нищета“, ”Женщина и насилие”, “Женщина и СМИ”, “Женщина на уровне принятия решений”. Эти мероприятия были инициированы Женским христианско-демократическим движением. В их реализации принимали участие Центр гендерной информации и политики и минский Международный образовательный центр, при поддержке Представительства ООН в Республике Беларусь и Фонда Сороса. Знание стратегий Пекинской платформы позволяет лидерам женского движения использовать ее как руководство в действиях и как важнейший инструмент в отстаивании прав женщин.

Особое значение для расширения регионального и международного сотрудничества имел круглый стол “Интеграция и контакты: международное женское движение и НПО Беларуси” (Минск, 1996), проведенный по инициативе Представительства ООН в Республике Беларусь, Женского христианско-демократического движения и Международного образовательного центра. К участию в его работе были приглашены представители дипломатических миссий, международных организаций, аккредитованных в Беларуси, и все женские неправительственные организации республики. Главную идею данного мероприятия прекрасно выразила г-жа Аннет Лаусон, представитель Национального Альянса женских организаций Великобритании: “Мы, женщины, участники женского движения, все разные. Но мы должны выработать общий женский взгляд на перспективы развития, на то, что мы в силах сделать, чтобы женщина использовала свои права, боролась за них”.

Анкетирование, проведенное среди участников “круглого стола”, показало, что 14 из 23 присутствовавших представителей белорусских НПО имеют зарубежных партнеров или участвуют в международных программах; а 11 — являются членами международных структур. Однако следует признать, что такое партнерство не всегда является равноправным, а международные структуры часто рассматриваются исключительно в качестве “доноров”.

Представители НПО указывали на недостаточность информации о международных женских программах и мероприятиях, отсутствие средств для поддержания контактов и доступа в электронную информационную сеть (вставка 8.3.1).

Представительства международных организаций и фондов, которые могут оказать поддержку, в Беларуси немногочисленны, но их деятельность заметна и весьма полезна. Женским движениям и организациям Беларуси оказывает поддержку Представительство ООН.

Наиболее значимым примером этой поддержки является проект “Женщины в процессе развития”. Его реализация началась в мае 1995 г. с проведения Международной конференции “Социальный статус мужчины и женщины: проблемы и перспективы развития”, в которой приняли участие представители 9 стран СНГ и дальнего зарубежья. В ходе конференции были обсуждены проблемы интеграции женщин в рыночную экономику, пути повышения представительства женщин в структурах власти и расширения их участия в политике, проблемы внедрения нового типа взаимоотношений мужчины и женщины в семье, а также проблемы здоровья в свете депопуляции населения, последствий катастрофы на ЧАЭС и общего снижения жизненного уровня населения. Рекомендации, выработанные в ходе продолжительных дискуссий, были доведены до сведения Правительства республики.

Вторым этапом данного проекта явилось создание Центра гендерной информации и политики (ЦГИП) при отделе семьи и гендерных проблем Министерства социальной защиты. Выбор места (создания Центра) реализации проекта был предопределен двумя обстоятельствами: во-первых, данное министерство наиболее тесно связано с решением проблем женщин и семьи, во-вторых, его руководство проявило непосредственную заинтересованность в реализации проекта. Направлениями деятельности Центра были заявлены следующие: анализ положения женщин в республике; активное участие в разработке и реализации гендерной политики; выработка предложений по совершенствованию статистической отчетности; работа по повышению гендерной чувствительности общества путем проведения обучающих семинаров, распространения статистической, аналитической и другой информации по гендерным проблемам на национальном и международном уровнях. Для успешной реализации стоящих перед центром задач, практически одновременно с началом его работы, при Центре был сформирован Совет экспертов из числа ученых-специалистов по гендерным проблемам, работников ключевых министерств социального блока, представителей женских НПО, журналистов.

В преддверии Пекинской конференции сотрудниками Центра был подготовлен Национальный доклад “О положении женщин в Республике Беларусь”, в котором была дана оценка существующего положения женщин на национальном уровне, проанализирован прогресс, достигнутый после Найробийской конференции и намечены направления будущей деятельности. Помимо него к конференции была подготовлена и брошюра “Женщины Беларуси: цифры и факты”.

Реализация проекта “Женщины в процессе развития” активно продолжалась и в 1996 г. Так, в начале года в Минске был проведен обучающий семинар “Содержание, проблемы и перспективы гендерного подхода к решению вопросов семьи, женщин и детей” для работников министерств, местных исполнительных органов, представителей НПО и средств массовой информации. Позднее аналогичные семинары были проведены в Бресте, Гомеле и Могилеве.

В соответствии с рекомендациями Пекинской конференции сотрудники ЦГИП разработали и согласовали со всеми заинтересованными органами управления Национальный план действий по улучшению положения женщин до 2000 г., который 6 июня 1996 г. был утвержден Правительством республики. Направления плана были затем углублены и конкретизированы в республиканской программе “Женщины Республики Беларусь “, которая также была одобрена Правительством республики и в настоящее время реализуется на местном уровне и центральными органами управления.

В 1996 г. ЦГИП стал зонтичной организацией, поскольку были созданы его филиалы в Могилеве и Минске.

Самостоятельным и значимым направлением работы центра является выпуск информационных бюллетеней, содержащих информацию: о различных аспектах положения женщин в республике; о деятельности Правительства и НПО по выполнению Пекинской платформы действий; об участниках женского движения (организациях, отдельных лицах как на национальном, так и на международном уровнях); о событиях, имеющих отношение к гендерной проблематике (семинарах, конференциях, программах, визитах и т.д.).

В 1996 г. Христианский детский фонд совместно с ЦГИП и ПРООН положил начало проекту создания Центра здоровья женщин (ЦЗЖ). ЦЗЖ занимается пропагандой здорового образа жизни, проводит беседы и дискуссии по вопросам планирования семьи, контрацепции, болезней, передающихся половым путем, ухода за детьми и др. При Центре действует библиотека по вопросам женского и детского здоровья. Одним из направлений деятельности Центра является поддержка творческих проектов общественных организаций, направленных на поддержку женского и детского здравоохранения.

Большую финансовую и организационную поддержку многим инициативам женских НПО республики оказывает Белорусский фонд Сороса. Среди приоритетных направлений деятельности этой общественной организации с середины 1996 г. полноправное место заняла “Женская программа”. На первом этапе ее реализации финансовую поддержку от фонда Сороса получили проекты ЖХДБ — цикл семинаров “Пекинские стратегии — белорусская перспектива”; Всебелорусского женского фонда святой Евфросиньи Полоцкой — проведение международного конгресса “Защита прав женщин в посттоталитарном обществе”, Женского негосударственного института “Энвила” — проведение международной научно-практической конференции “Образование и реализация предназначения женщины”.

Благодаря финансовой и организационной поддержке Белорусского фонда Сороса и Польского фонда Стефана Батория в рамках программы “Восток-Запад” стал возможным визит представителей белорусских женских неправительственных организаций в Польшу. Во время визита были установлены полезные контакты, обсуждены возможности сотрудничества как на двусторонней основе, так и в рамках Восточно-Европейского региона.

Консультационную и информационную помощь женским НПО стали оказывать информационные службы Посольства США (USIS) и других дипломатических миссий. При их поддержке некоторые женские организации начали сотрудничество через сеть “Интернет”, расширяя свои возможности в области обмена информацией.

Поддержание и развитие международных контактов является жизненно важным для белорусского женского движения. В настоящее время женские организации и группы находятся еще в процессе формирования целей и задач, поиска путей их решения. Это именно тот этап, когда активный и заинтересованный диалог, в том числе с зарубежными партнерами, становится непременным условием эффективной деятельности.

8.4. В поисках стратегии

Сегодня белорусское женское движение вступает в новый этап. Пройден трудный отрезок пути, связанный с созданием и организационным оформлением групп и движений. Женские организации заявили о себе в общественно-политической жизни Беларуси. Дальнейшее их развитие напрямую будет зависеть от выработки эффективной стратегии.

Будущее женского движения напрямую зависит от энергичного и последовательного организационного строительства на принципах добровольности, демократизма и личного участия. Заметим, что неспособность преодолеть организационные барьеры в недавнем прошлом уже привела к распаду ряда женских групп, таких как Лига женщин, Белорусский благотворительный женский фонд “Вера, Надежда, Любовь” и др. И сегодня процесс самоорганизации еще весьма затруднен. Это, в первую очередь, связано с отсутствием у женских групп правовых знаний и организационного опыта, финансовых средств, а часто и просто необходимого для общения свободного времени. Существуют и определенные психологические барьеры. Белорусским женщинам порой не хватает уверенности в собственных силах и самоуважения.

Преодоление этих и многих других препятствий может иметь позитивные последствия не только для женского движения, но и для всего общества. Ведь женщины, развивая собственные организации, развивают себя, а значит и общество в целом. В этом смысле их можно назвать активным субъектом социальной жизни и политики: уже самим своим существованием они демонстрируют ценности демократии и прав человека.

Не менее важной задачей является сегодня самоопределение женского движения с точки зрения приоритетных задач. В огромном море экономических, социальных, политических и бытовых проблем женскому движению необходимо выделить те из них, решение которых решающим образом изменит к лучшему положение женщины в Беларуси.

В нынешних сложных условиях жизни сами по себе ценности независимости и эмансипации вызывают у женщин скорее теоретический интерес и пока не получают широкого отклика. Женщины чаще связывают свое участие в общественном движении с ожиданиями практического улучшения материального положения. Поэтому значительная часть женских НПО стремится к конкретной социальной поддержке обездоленных категорий населения. Остается надеяться, что в самом ближайшем будущем женское движение Беларуси придет к осознанию того, что частные проблемы могут и должны разрешаться на фоне общих — ликвидации дискриминации и достижения реального равенства.

Самоорганизация и самоопределение женского движения невозможно без солидарности. Разумеется, речь не идет о создании единой организации, которая бы монопольно представляла интересы женщин. Нынешнее женское движение плюралистично. Водораздел в нем проходит как по линии идеологии, так и по степени лояльности к официальным властям. Подобный плюрализм вполне естественен в любом, а тем более в трансформирующемся обществе. Между тем существует целый ряд проблем, для решения которых могут и должны объединиться женские организации, движения и группы различной направленности.

Успех женского движения во многом будет зависеть от того, как сумеют женские организации интегрировать и защищать интересы различных слоев женщин, влиять на формирование государственной политики, определять тактику во взаимоотношениях с властями, политическими партиями и общественными объединениями, каким образом смогут помочь тысячам женщин избежать безработицы, найти достойное место в новой экономической системе и обрести не на словах, а на деле равные с мужчинами права и возможности.

 

РАЗДЕЛ 9

ЖЕНЩИНЫ И СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

9.1. Демократизация СМИ: гендерный аспект

9.2. Подготовка кадров

9.3. Женщины и журналистская карьера

9.4. Женская периодика

9.5. Женская проблематика в общественно-политических изданиях Беларуси

 

9.1. Демократизация СМИ: гендерный аспект

Информационное пространство не только аккумулирует проявления окружающей жизни, но позволяет обществу проследить тенденции своего развития. Печать сравнима с кинолентой. Она фиксирует подъемы и спады в экономике, зигзаги и виражи “большой политики”, приливы и отливы общественных настроений. Она меняется вместе с нами, и она меняет нас. По-иному структурируется общество, и как результат появляются иные типологические решения периодических изданий. В зеркале современной белорусской прессы мы видим отражение нашей жизни, себя со своим прошлым, настоящим, будущим.

Информационно-культурная сфера жизни, как никакая другая, претерпела радикальные перемены в процессе последних семи лет. Это результат двух встречных процессов. Первый из них связан с тем, что появились многочисленные негосударственные издания, внесшие непривычное до того разнообразие форм массового общения — от элитарных газет до изданий типа читательской “талакi”, от массовых популярных изданий до серьезной, профессиональной, качественной прессы. Новые издания принесли с собой разнообразие оценок (причем оно стало возможным даже в рамках одной газеты), новые темы, живость общения, многоязычие. Прежде сама идея смешения нескольких языков в одной газете казалась немыслимой, теперь же количество таких изданий доминирует над всеми остальными (таблица 9.1.1). В свою очередь ряд изданий, которые до недавнего времени неукоснительно придерживались официальной линии, получили возможность, благодаря расширению учредительского состава, включению в него редакционных коллективов и других независимых субъектов регулирования СМИ (таблица 9.1.2), отражать реалии жизни значительно более широко и проблемно. Претерпела изменения читательская аудитория, во многом изменились ее приоритеты, ценности, ожидания.

Процесс обновления и преобразования средств массовой информации сложен и противоречив. На смену одним стереотипам пришли другие, пожалуй, не менее губительные. Подчеркнуто объективистская манера письма продержалась недолго. Новые издания, наполнив страницы иными темами, не смогли найти новых форм, остались в плену дидактических, патерналистских суждений. Вдохнувшая воздух перемен, печать Беларуси находится в состоянии поиска и развития.

Количество новых изданий возросло более чем в семь раз. Если в советский период в республике издавалось 120 местных и национальных газет и журналов, то к концу 1995 г. периодика насчитывала уже 897 названий. Однако сейчас эта волна пошла на убыль. Так, в начале 1996г. количество изданий сократилось до 827 (579 газет, 202 журнала, 46 бюллетеней), практически прекратила существование неофициальная электронная пресса.

На состоянии СМИ сказался углубляющийся экономический кризис. Год от года снижаются реальные доходы населения и падает платежеспособный спрос, непрерывно дорожают материальные компоненты газетно-издательской деятельности и телерадиовещания (бумага, типографские услуги, эфирное время). Нерешенность экономических проблем республики напрямую отражается на развитии частных СМИ. Практически каждое второе издание находится на грани банкротства.

Дестабилизирует положение государственная политика в области СМИ. Газетам, журналам и студиям, отражающим официальную точку зрения, предоставляются субсидии, льготные тарифы на услуги и аренду помещения, в их распоряжении сеть распространения и трансляции, тогда как независимые органы печати тиражируются в последнюю очередь и по высшим ставкам.

Стремление контролировать информационное пространство характерно для любой власти, но это порождает вполне естественное желание независимых журналистов отстоять плюрализм мнений, сохранить и расширить “конкурентную среду”. В 1996 г. была учреждена Белорусская ассоциация журналистов (БАЖ), поставившая своей целью юридическую и моральную поддержку негосударственных СМИ, развитие связей и сотрудничество с представителями европейской и мировой печати, организацию творческой учебы, семинаров и конференций, создание фонда социальной защиты коллег, потерявших работу в результате политических преследований. Президентом БАЖ стала известная радиожурналистка Жанна Литвина.

В условиях демократии политический контроль заменяется правовым регулированием. Гарантии свободы слова нашли воплощение в статьях закона “О печати и других средствах массовой информации” (1995 г.). Государственный комитет Республики Беларусь по печати подготовил законопроект, которым предусматриваются равные рыночные условия для всех СМИ независимо от форм собственности и политической ангажированности, гарантируется конфиденциальность журналистских источников информации и полностью исключается административное вмешательство в жизнь редакционных коллективов. Эти положения получили поддержку участников семинара “СМИ в демократическом обществе”, проходившего в Минске с участием экспертов Совета Европы и представителей как государственных, так и негосударственных СМИ (октябрь 1996 г.). Среди участников этого семинара были женщины — главные редакторы независимых частных изданий Беларуси, занимающиеся правовой и правозащитной проблематикой. Построение правового государства, демократическое реформирование политической и экономической жизни общества, участие в этих процессах всех слоев населения — гаранты эффективного функционирования СМИ.

Анализ гендерной ситуации в Беларуси в области средств коммуникации был дан на Международном семинаре “Женщины и СМИ” (Минск, февраль 1997 г.). К ситуации в Беларуси полностью применима оценка, зафиксированная в итоговом документе Четвертой всемирной конференции по положению женщин (Пекинской платформе): “Сейчас в области средств коммуникации работает больше женщин, но лишь немногие из них достигли уровня принятия решений или являются членами правлений или органов, оказывающих влияние на политику в области средств массовой информации” (Четвертая всемирная конференция по положению женщин. Пекин, Китай, 1995, с. 116).

В составе органов, регулирующих и контролирующих деятельность СМИ, крайне мало женщин. Они, как показывает статистика, практически лишены права голоса при разработке и принятии решений, затрагивающих их профессиональный и творческий статус. Так, в Белорусской телерадиокомпании женщины составляют 63%, в Государственном комитете РБ по печати — 62%, однако как только мы обращаемся к цифрам управленческого состава, картина совершенно иная (графики 9.1.1 и 9.1.2). Та же ситуация в государственных институтах, которые выступают в качестве субъектов регулирования СМИ, как например Национальное собрание РБ (Совет республики и Палата представителей), Совет Министров, Конституционный суд, правление Национального банка РБ (см. график 4.2.1). Аналогичная тенденция наблюдается в Министерстве культуры, в редакциях газет (график 9.1.3).

9.2. Подготовка кадров

В настоящее время Белорусский государственный университет — единственное высшее учебное заведение, которое готовит профессиональных журналистов. До недавнего времени это был небольшой факультет с набором на дневное отделение от 30 до 40 человек в год, причем девушки традиционно составляли не менее половины студентов.

Вплоть до перестройки университет полностью удовлетворял потребности республики в журналистских кадрах. Однако ситуация изменилась в 90-е годы, когда появились сотни новых изданий. Факультет журналистики резко увеличил набор. Количество поступивших в 1996 г. на журналистскую специальность возросло по сравнению с 1992 г. в четыре раза. Одновременно некоторые изменения претерпела гендерная ситуация на факультете: на заочном отделении заметно увеличился процент студенток, в то время как на дневном отделении он несколько снизился.

В профессорско-преподавательском и научно-исследовательском составе факультета женщины составляют 43,7%. Однако среди работников высокой научной квалификации женщин практически нет. Наблюдается общая тенденция, характерная для всех сфер управления: чем выше должность или звание, тем меньше женщин (график 9.2.1). В этом видится главная причина невнимания к женской проблематике. Так, в 1996/97 учебном году в перечне курсовых и дипломных работ на факультете не нашлось ни одной гендерной темы.

На факультете журналистики не предусмотрена система повышения квалификации. Это негативно сказывается на профессиональной подготовке журналистов в целом, но особенно журналисток, которые по семейным обстоятельствам (рождение детей, уход за больными детьми) вынуждены делать большие перерывы в работе. Необходимость в повышении квалификации остро ощущается в настоящее время, когда меняются задачи и условия функционирования масс-медиа, возрастает их информационный потенциал. В некоторой степени этот пробел восполняют иностранные фонды. При их финансовом и организационном участии проводятся семинары для журналистов-практиков с привлечением лекторов из-за рубежа. Работники белорусских СМИ проходили длительную (до полугода), либо кратковременную (до месяца) стажировку на Западе. Это, однако, чрезвычайно редкие случаи. Не существует квот и к тому же не создаются условия для поездки на практику журналисток, имеющих несовершеннолетних детей (вставка 9.2.1). Заслуживает внимания идея организации летних лагерей, с которой выступили участники Международного семинара “Женщины и СМИ” (Минск, февраль 1997 г.). Матери могли бы повышать квалификацию, а дети были бы под присмотром воспитателей и учителей.

В 1990-е годы зарубежные газеты, телевизионные компании и радиостанции открыли 22 корреспондентских пункта в Беларуси. В них работают в основном белорусские журналисты. Из них 27,5% (данные на 1995 г.) составляют женщины. Западные издания и информационные агентства провели переподготовку своих сотрудников.

С осени 1997 г. начнется осуществление совместного проекта Белорусской ассоциации журналистов, Союза журналистов РБ и Бранденбургского университета (Германия) по переподготовке белорусских журналистов с целью их ознакомления с мировыми профессиональными стандартами. Эта инициатива поддержана грантом ряда зарубежных фондов.

9.3. Женщины и журналистская карьера

Демократизация общественной жизни расширила шансы проявить себя в средствах массовой информации. В настоящее время более десятка женщин работают главными редакторами газет, журналов, бюллетеней (вставка 9.3.1).

Женщины успешно осваивают журналистские специальности, до недавнего времени всецело монополизированные мужчинами (вставка 9.3.2). Речь идет прежде всего о политологии. Среди политических обозревателей немало женщин, пришедших в журналистику с осознанием необходимости отказа от прежних стереотипов, когда многословием прикрывалась крайне низкая информативность материалов. Журналистки — политические обозреватели представляют достаточно широкую палитру политических взглядов современной Беларуси. Их материалы, как правило, авторски маркированы, привлекают внимание яркостью слога, чувством юмора, богатством художественных метафор, умением обыграть характерную деталь, и в то же время их отличает адресность, концентрация на теме, легкость и ясность.

Современная аудитория печатных СМИ Беларуси имеет реальный выбор: здесь издания государственных структур, различных партий и общественных организаций, акционерных обществ, издания качественные и популярные, массовые и элитарные. Но это равновесие дается дорогой ценой. Свобода слова — это мужественная гражданская позиция и высокая журналистская этика.

Главный принцип демократической журналистики — служить Его Величеству Факту. В последние годы в Беларуси появилась своя школа экономической журналистики. Ведущее место в ней принадлежит женщинам. Спектр профессиональных интересов женщин — экономических обозревателей достаточно широк. Одни делают ставку на анализ процессов в банковской сфере, других отличает широкий тематический поиск. Есть среди них и те, кто работает в информационном жанре. Все они представляют новое поколение газет, отстаивающих принципы свободной демократической прессы (вставка 9.3.3).

Демократические процессы затронули не только содержательные пласты журналистики, но и повлияли на ее форму. Если в первом случае это воздействие было, в основном, позитивным, то во втором сыграло, в определенном смысле, деструктивную роль. В прошлом, работая в русле заданных тем и суждений, журналист мог создать себе имя главным образом благодаря литературно-художественным качествам. Энергия уходила на словесное оформление материала, его внутреннюю “драматургию”, отточенность фраз и емкость эпитетов. Возможность выхода за тематические границы, которые ранее бдительно охранялись идеологической цензурой, породила новую ситуацию: в погоне за принципиально новым для белорусской журналистики сенсационным сюжетом журналисты нередко стали забывать о словесной инструментровке.

Поиск новых, значимых для общества тем, глубина их видения, тщательность их проработки — все это в совокупности помогает журналисту сделать имя в своей профессии. Однако приходится с сожалением констатировать тот факт, что тематика публикаций наиболее ярких журналисток общественно-политических изданий лишь эпизодически, по чистой случайности затрагивает те проблемы, которые волнуют современное женское движение Беларуси: женщины и права человека; феминизация бедности; женщина и карьера; женщина и человеческое достоинство, самореализация; доступ к современным технологиям, к участию в принятии решений и т.д. Женская проблематика не попадает в фокус их внимания и оказывается факультативной, случайной, не значимой для “лица” общественно-политической массовой периодики, традиционно оттесняясь в специализированные женские издания.

9.4. Женская периодика

Заметно расширилась и обогатилась женская периодика. До середины 1990-х годов в Беларуси издавался лишь один журнал, адресованный женщинам, — “Работнiца i сялянка” (переименованный в 1995 г. в “Алесю”). Вместе с перестройкой появился достаточно широкий спектр изданий, ориентированных на женскую читательскую аудиторию. Не всем удалось выдержать жесткую конкуренцию. Однако все они были значимым событием для республики. Каждое издание имело свое типологическое лицо и тематическую нишу.

Во-первых, доказала свое право на существование серьезная или качественная женская периодика (согласно мировой классификации печатных СМИ). Она представлена, прежде всего, ежемесячником “Алеся”. Этот белорусскоязычный общественно-публицистический и литературно-художественный журнал имеет постоянный круг подписчиков и находится на дотации государства (в 1996 г. 10% от общих расходов). Другие женские качественные издания, такие как газета “Мила” (позже “Мила плюс”) и “Женская газета” (позже “Современница”), издавались при поддержке частных спонсоров либо различных фондов (в частности фонда Сороса и фонда “Дети Чернобыля”) и продержались в общей сложности четыре года (1992-95гг.), так и не став прибыльными изданиями. Однако идея расширения женских изданий серьезного типа по-прежнему жива. В 1997 г. появилась “Женская газета. Международная”, адресованная читательской аудитории Беларуси, Украины и России.

Проблематика изданий качественной периодики достаточно разнообразна. “Мы не хотим ограничивать внимание женщин тем, как квасить капусту или воспитывать детей, — говорит главный редактор журнала “Алеся” Мария Карпенко. — Хотя основные наши темы традиционны — семья, нравственность, социальная помощь женщине, воспитание детей, — мы следим за развитием женского движения в республике, даем культурно-просветительские материалы. Мы хотим, чтобы женщина чувствовала себя личностью, и пишем о женщинах-творцах, женщинах, оставивших себя в истории отечества и планеты”. Общее представление о характере распределения тем внутри женской проблематики данного типа издания дает диаграмма 9.4.1, на которой представлены результаты контент-анализа всех материалов журнала “Алеся” за 1996г. (Анализ проводился исследователями из Белгосуниверситета Н.Куринович, Н.Миклаш и Н.Кулинка под руководством И.Ухвановой).

Другая группа женских изданий — популярные газеты и журналы. Они ориентированы на самую широкую читательскую аудиторию. Для этих изданий характерно “снижение” стиля. Женская проблематика в этих изданиях либо сводится к патриархальным стандартам “дети, кухня, церковь”, либо к модели «трех “С”» — секс, сплетни, скандалы. К этому разряду относятся журнал “Гаспадыня”, газеты “Семейный очаг”, “Совет да любовь”. Для их характеристики показателен контент-анализ “Гаспадынi” за 1996г. (диаграмма 9.4.2).

Важно отметить, что популярные женские издания вполне обходятся без поддержки государства и благотворительных фондов. Их тираж довольно высок, но и они испытывают трудности в связи со сложной экономической ситуацией в стране.

В Беларуси формируется также тип элитарного женского журнала. Это “Леди-престиж” и “Золотая орхидея”. С некоторыми оговорками сюда можно отнести и журнал “Джулия”, предназначенный для “молодой леди” — девочки-подростка. Появление этих изданий связано с формированием социальной группы “новых белорусов”, которым импонируют дорогие и престижные издания, освещающие жизнь светских салонов, посольских приемов, художественной элиты.

Электронная пресса в Беларуси полностью монополизирована государством (вставка 9.4.1). В предельно политизированном вещании для женской проблематики остается мало эфирного времени. К началу 1996 г. на телевидении регулярно выходили две популярные программы семейно-бытового плана: “Между нами, женщинами” и “Зеркало”. Однако первая из них пыталась повести разговор о роли женщины в общественной жизни, и передача была исключена из плана. На радио существует две программы — “Сяброўка” и “Семья”. Они, по примеру “Зеркала”, ведут беседы на бытовые и педагогические темы, перемежая их музыкальными вставками.

9.5. Женская проблематика в общественно-политических изданиях Беларуси

Появление в материалах общественно-политических изданий женщины в качестве объекта (материалы о женщинах, предметный фокус обсуждения) или субъекта коммуникации (интервью с женщинами, освещение их позиций, оценок, отношений) — крайне редкое явление. Женская проблематика на газетных страницах присутствует спорадически и фрагментарно. Об этом свидетельствуют результаты контент-анализа, проведенного группой аналитиков Белорусского государственного университета под руководством И.Ухвановой. Выборка охватила публикации 1996 г. семи газет — “Белорусская деловая газета”, “Звязда”, “Имя”, “Народная газета”, “Рэспублiка”, “Свободные новости плюс”, “Чырвоная змена”, издающиеся на русском и белорусском языках.

В изданиях разной типологической и политической направленности отобрано 554 статьи из 1284 номеров, которые маркировались дважды: первый раз по тематике женщина в политике, экономике, спорте, культурной жизни и СМИ, исторические реминисценции, проблемы материнства и детства, мода и женский стиль, социальное обеспечение, взаимоотношение полов, женщина и преступность, второй раз — по статусу или профессии тех женщин, о которых шла речь в материалах. Анализ подтвердил следующие, выдвинутые исследователями, гипотезы.

Во-первых, обнаружилось, что субъектами и объектами коммуникации в печатных СМИ главным образом являются мужчины. Вероятность появления хотя бы одной статьи или заметки общей проблематики, но с фокусировкой на женщину составляет менее 50%, то есть можно ожидать такую публикацию лишь в каждом втором номере. По отдельным изданиям этот показатель еще ниже. Так, в “Звяздзе” вероятность появления женской проблематики — одна публикация на пять номеров газеты, в “Народной газете” и “Рэспублiке” — одна публикация на три номера. И только в “Имени” и “Свободных новостях плюс” мы можем ожидать по одной публикации (таблица 9.5.1). Женская тематика на любом уровне ее рассмотрения — от знакового до предметно-содержательного — занимает в целом по всем вышеназванным изданиям примерно тридцатую часть газетной площади.

Во-вторых, женская тематика определяется не столько жизненным материалом, сколько типологией издания. Газеты ищут “свою” женщину и приписывают ей “свои” проблемы. По мере того, как повышается качественный уровень издания (объективность, аналитичность), уходят популистские мотивы и начинают преобладать взвешенные и нейтральные оценки жизненных ситуаций — без идеализированных клише или, наоборот, сгущения красок. Это отличает “Белорусскую деловую газету”. Здесь взвешенная и нейтральная оценки характерны для 89% публикаций по женской проблематике.

Практически все проанализированные издания кроме “Белорусской деловой газеты” предпочитают либо не писать о женщине вовсе, либо писать о ней в положительном плане. Почти половина всех публикаций каждого издания маркированы знаком “плюс”. Наименее склонна писать о женщине в комплиментарном стиле “Звязда”(34% от всех публикаций). Такая общая для всех изданий тенденция говорит о патерналистическом отношении к женщине, неумении освещать реальные проблемы ее общественной и профессиональной жизни (график 9.5.1).

За что именно “хвалят” женщину СМИ? Исследователи отмечают, что женщинам-политикам чаще всего приписываются позитивные моральные качества, такие как служение общественным интересам, соблюдение нравственно-этических норм и весьма редко — деловые способности, как компетентность, дисциплинированность, деловитость, разумный прагматизм, в то время как для описания мужчин-политиков используется более широкая палитра красок —организаторские способности, амбициозность, устремления, связанные с карьерой, конфликтность.

В-третьих, материалы о женщинах подаются, как правило, в определенной модальности. Создается некая гипотетическая картина, а не образ реальной женщины с ее радостями и печалями, проблемами и заботами. На это указывает значительное количество деклараций и призывов: “необходимо”, “желательно”, “целесообразно”. Публикаций реального плана меньше всего оказалось в “Белорусской деловой газете” и “Имени” и больше всего в “Звяздзе”, “Чырвонай змене” и “Свободных новостях плюс” (график 9.5.2).

В-четвертых, общественно-политическая периодика, независимо от ее статуса и партийных пристрастий, в целом игнорирует правовую проблематику. Женщины не получают в необходимом количестве информацию о своих правах в сфере занятости, социального обеспечения и защиты достоинства.

В-пятых, современные издания разной направленности поменяли приоритеты в выборе социальных “типажей”. Еще совсем недавно газеты пестрели корреспонденциями, очерками, фоторепортажами о рядовых труженицах, но теперь им уделяется минимальное внимание. Пальма первенства отдается представителям элиты, женщинам, добившимся заметных успехов в деловой карьере. Их мнения и оценки тиражируют СМИ (диаграмма 9.5.1).

В-шестых, женская проблематика представлена в СМИ однобоко и неполно (вставка 9.5.1). Это касается, в первую очередь, участия женщин в политической жизни. 1996 г. прошел под знаком референдума, который активизировал деятельность женских организаций. Они проводили международные конференции, семинары, круглые столы. Однако эти события не получили должного освещения в прессе. График 9.5.3 показывает, что тема “женщина и политика” присутствовала в 10% материалов о женщинах (50 публикаций по семи изданиям за год, 24 из которых пришлись на “Белорусскую деловую газету”).

Выборка публикаций по теме “женщина и экономическое положение” (всего 55 статей в семи изданиях) показала, что практически никакого внимания не уделялось журналистами острейшей проблеме женской безработицы, связанной с таким явлением, как феминизация бедности.

Женская тема как тема прав человека или как тема культуры и цивилизации (а не как фигурирование субъектов женского пола в той или иной сфере общественной жизни) в журналистском сознании не актуализирована.

Результаты контент-анализа достаточно точно демонстрируют основные тенденции формирования женской проблематики в общественно-политических изданиях страны. Эту картину дополняет исследование материалов о женщинах-лидерах в газетах “Советская Белоруссия”, “Имя” и “Белорусский рынок” (НИСЭПИ, 1996). Журналисты любят акцентировать внимание читателей на внешнем обаянии, семейном положении героини материала, в то время как образ мужчины-лидера практически исчерпывается в рамках профессиональной деятельности.

Показательны в этой связи и рекламные материалы. Независимо от своего тематического направления и качества, все без исключения органы печати размещают на своих страницах иллюстрированные коммерческие объявления. Что бы не предлагалось покупателям — пылесос или ультраволновая печь — всякий раз рядом с товаром мы увидим фотографию женщины с сияющей улыбкой. Бытовая техника рекламируется как подарок женщине, а не как необходимая в домашнем обиходе вещь. Такая реклама воспроизводит и закрепляет стереотип женщины-домохозяйки, ограничивая круг ее жизненных задач и обязанностей.

В этом отношении исключением в белорусской журнальной периодике является журнал “Несси”. В его рекламных отделах можно увидеть мужчину у газовой плиты или стиральной машины. Эта демократическая позиция не снижает действенность рекламы, а наоборот, создает атмосферу равноправия, способствующую совместной активности мужчины и женщины, гармоничному сочетанию их интересов и вкусов.

Анализ периодики позволяет сделать малоутешительный вывод: гендерные проблемы, решение которых непосредственно влияет на процесс демократизации общества, не получают своего осмысления в белорусских СМИ. В то же время в интеллектуальных кругах наблюдается осознание необходимости включения этой проблематики в спектр актуальных проблем современности. Расширение контактов с международным женским движением и его представителями в информационной сфере будет способствовать изменению ситуации к лучшему.