Агенства ООН:

История Иры, жертвы торговли людьми, которая нашла в себе силы вернуться к обычной жизни.

«Позвонил клиент уже ночью. Заказал девочку. Я уже спала, когда меня растолкали, сказали собираться на вызов. Клиент был уже пьяный. И агрессивный. Было страшно оставаться. Он заставлял пить, я пила. Когда пьешь, не чувствуешь ни боли, ни стыда, чтобы по накатанной. Утром я проснулась и собралась уезжать, а он сказал, что я никуда не поеду. Сказал, что заплатил за сутки, и я должна отрабатывать. Входная дверь была закрыта. Ключи от нее и мой телефон он спрятал. Cказал, что не отпустит, сказал, что заплатил за меня и может делать со мной все, что захочет…  Позже он заснул. У меня не получилось найти ключи. Я посмотрела в окно. Третий этаж, а рядом пожарная лестница. Я решила перелезть через балкон на лестницу. И сорвалась... Все произошло быстро. Я не чувствовала боли… Помню, что хотела подняться, но увидела, как через кожу на руках торчат кости, и потеряла сознание. Я пришла в себя, когда меня везла скорая, а потом только в реанимации. Смогла сказать, кто я и откуда. Врачи сами связались с моими родными. Перевезли меня в Беларусь родные уже позже. Это было очень дорого».

istoriya iry zhertvy torgovli lyudmi kotoraya nashla v sebe sily vernutsya k obychnoj zhizni

Ира – жертва торговли людьми, она попала в сексуальное рабство.

Трудно поверить, что рабство существует и сегодня, совсем рядом с каждым из нас.  Сегодня это явление закреплено термином «торговля людьми», а «торговцы людьми» несут уголовную ответственность за вербовку, удержание и эксплуатацию жертв торговли людьми. Жертвы зачастую получают психологическую и/или физическую травму, которая остается с ними на всю жизнь. Только вот вряд ли они расскажут кому-то про пережившее, потому что обязательно услышат в свой адрес слова осуждения «сама виновата», «надо было думать».

Ира согласилась рассказать свою историю, чтобы другие девушки знали, что опасность не всегда лежит на поверхности. Она говорит, что нужно всегда сомневаться, в какой бы безвыходной ситуации не оказался, и что всегда есть право отказаться и уйти. А главное, нужно не терять связь с родными и до принятия сомнительных решений, и после.  

Ира – инвалид-колясочник, воспитывает дочь, работает, строит планы на будущее и очень любит ездить на дачу.

Перед встречей с Ирой было немного волнительно, ведь знаешь, что она пережила. Ожидаешь встретить молодую девушку на инвалидной коляске с потухшим взглядом. И задумываешься, как правильно с ней общаться, какие вопросы задавать, а какие принесут боль и дополнительную травму. Когда мы увидели Иру, стало совершенно ясно, что это человек с огромной силой воли. Потому что только человек с такой силой духа мог не побояться рассказать свою историю, которая не дает покоя каждый день, и найти в себе силы перебороть боль и продолжать полноценно жить, работать, воспитывать дочь и строить планы на будущее.

Ира выросла в небольшом городе в Витебской области. Ира говорит, что в ее семье никогда не было близких отношений между друг другом: мама была все время на работе, у нее была ответственная должность, а сестра – на 9 лет старше. Из-за разницы в возрасте дружить не получалось.

-Мы никогда не были близкими подругами ни с мамой, ни с сестрой. Мама, казалось, не очень интересовалось нами. Мама вышла замуж в третий раз, муж был на несколько лет младше ее. Хотя, конечно, со своими материнскими функциями «одеть и накормить» она справлялась, да и жили мы всегда в достатке, - вспоминает Ира.

Жизнь с мамой и ее новым мужем не заладилась сразу. Ира была уже подростком, когда в дом переехал молодой мамин муж. Мама ревновала его. Он при любом удобном случае старался то ущипнуть, то приобнять, то хлопнуть по ягодицам. Провоцировал Иру.

Ира не раз уходила из дому. Но куда пойдешь, если ты еще совсем юный и нет работы? Ира вышла замуж очень рано. Говорит, что, казалось, она встретила близкого по духу человека. Скоро у них родилась дочь, и все было хорошо поначалу. Только прошло несколько лет, и отношения в семье совсем испортились. Молодой Ирин муж не хотел работать, денег не хватало, жить было негде. Переезжали от свекрови к теще и обратно.

-Совсем «зеленые» были, да и быт «заел», - объясняет девушка.

Ира ушла от мужа и вернулась с ребенком к маме и отчиму, но легче совсем не стало. Отчим Иры настраивал свою супругу против собственной дочери, возмущался, если мама помогала с ребенком. В результате мама Ирины перестала поддерживать ее, хотя у нее были все возможности. Не было понимания и поддержки ни от мужа, ни от мамы.

Работать пойти было некуда – город совсем маленький, да и образования никакого не было. У Иры получилось устроиться в небольшую фирму, но там начались проблемы, и она снова осталась ни с чем.

Ситуация казалась безвыходной, пока соседка Ирина не познакомила ее с подругой из Санкт-Петербурга. Подруга оказывала эскорт услуги, и этим зарабатывала на жизнь.

- Она открыто про это говорила, очень легко и просто. Сказала, что можно всегда выбрать клиента и отказаться, если не понравился. Что эскорт – это не всегда секс, а просто сопровождение клиента в ресторан. Можно в любой момент съездить домой и отвезти подарки ребенку. Всегда есть деньги. Посоветовала поехать, говорила: «Посмотри на нищету вокруг, ведь можно заработать эту зарплату за один выезд. Не понравится, всегда можешь вернуться».

- Я не знала, что делать. Сначала даже слышать не хотела. А вдруг люди узнают. А потом решилась. Попросила сестру посмотреть ребенка. Никому не сказала, куда еду, ведь я не привыкла делиться своими переживаниями и планами, да и немногие интересовались.

Денег у Ирины не было, поэтому соседка оплатила дорогу и поехала с Ириной. По приезду, она объяснила график работы и встреч с клиентами. Сама же она не работала. Иру поселили в двухкомнатную квартиру, где жило еще несколько девушек.

-Какой оказалась работа? Не такой, как обещали. Тяжело признать, что тебя обманули. Все было далеко не так, как мне преподносили. Клиенты были абсолютно разные, по несколько в день. Отказаться от клиента было невозможно, сразу штраф. Всегда было много алкоголя. Надо было пить. Потому что когда пьешь – возможно, не придется работать. Ведь многим клиентам, которые очень обеспечены, было нужно просто поговорить по душам…

Ирина делает паузы. Это тяжело вспоминать. И не все хочется рассказывать...

- А как Вы ушли? – спрашиваем.

- Позвонил клиент уже ночью. Заказал девочку. Я уже спала, когда меня растолкали, сказали собираться на вызов. Клиент был уже пьяный. И агрессивный. Было страшно оставаться. Он заставлял пить, я пила. Когда пьешь, не чувствуешь ни боли, ни стыда, чтобы по накатанной. Утром я проснулась и собралась уезжать, а он сказал, что я никуда не поеду. Сказал, что заплатил за сутки, и я должна отрабатывать. Входная дверь была закрыта. Ключи от нее и мой телефон он спрятал. Cказал, что не отпустит, сказал, что заплатил за меня и может делать со мной все, что захочет…  Позже он заснул. У меня не получилось найти ключи. Я посмотрела в окно. Третий этаж, а рядом пожарная лестница. Я решила перелезть через балкон на лестницу. И сорвалась... Все произошло быстро. Я не чувствовала боли… Помню, что хотела подняться, но увидела, как через кожу на руках торчат кости, и потеряла сознание. Я пришла в себя, когда меня везла скорая, а потом только в реанимации. Смогла сказать, кто я и откуда. Врачи сами связались с моими родными. Перевезли меня в Беларусь родные уже позже. Это было очень дорого.

Ире понадобилась два года, чтобы восстановиться после этого и почувствовать снова желание жить. Ей совсем не хотелось видеть и общаться со своими близкими, даже со своей дочерью.

istoriya iry zhertvy torgovli lyudmi kotoraya nashla v sebe sily vernutsya k obychnoj zhizni 1

- Приходилось обманывать, когда меня спрашивали. Ходило много слухов, родные не трогали меня, они видели, в каком я состоянии. Спрашивали только знакомые. Конечно, я уходила от ответа, что-то придумывала. У меня есть только один человек, с которым я могу это обсудить, - рассказывает Ира.

- А что заставило начать новую жизнь?

- Наверное, моя дочь. Я собрала всю волю в кулак, и все стало меняться. Я не помню, с чего я начала. Я начала учиться самостоятельно подниматься с кровати и садиться в коляску. Одеваться. У меня уходил час, чтобы одеться с утра. Я заказала балканскую перекладину. Училась делать все сама, каждый день что-то новое открывала для себя. И вот так потихоньку я пришла к тому, что мне не надо было просить о помощи. Я помню, как удивлялась моя дочь, когда я сажала ее на колени и везла в ванную чистить зубы. Я даже пол теперь сама мою, и моя дочь считает меня самой обычной мамой.

- А как нашли работу?

- На одном мероприятии для инвалидов-колясочников, я познакомилась с разными людьми, такими же как я. Они посоветовали мне попробовать удаленную работу в Интернете. Я рискнула, меня взяли. От простого помощника на испытательном сроке, я доросла до специалиста с постоянным контрактом. Я теперь знаю все в своей работе, даже обучаю новых специалистов.

- А чтобы Вы хотели посоветовать тем, кто прочитает вашу историю?

Ирина молчит. Кажется, в ее глазах вот-вот появятся слезы. Вздохнула глубоко, и мы снова видим сильную Иру.

- Не проходит ни одного дня, чтобы я не думала об этом. Зря я согласилась поехать. Это очень тяжело. Приняв такое дурацкое решение, я сама сломала себе жизнь. Человек меняется каждый день и потом смотрит на все по-другому. Если что-то сейчас кажется допустимым, то потом может быть камнем на душе всю жизнь.

А еще, нужно быть внимательным к своим близким и знакомым. Интересоваться, что с ними происходит. Нельзя быть равнодушным. Если есть возможность повлиять на человека в лучшую сторону, надо остановиться и помочь, направить.

Ведь такие глупые решения не могут наладить жизнь, если только на короткий период, но потом… придется жалеть. Такое решение может помочь с финансовыми проблемами сегодня, завтра, послезавтра. Но ведь с совестью ты сделку не заключишь. Мы живем в таком обществе, что ты не сможешь избежать осуждения.

Мне кажется, что у людей есть какие-то домыслы относительно меня, а может и нет, но об этом я не думаю.

- Ира, а у вас есть надежда снова ходить?

- Я не знаю, есть ли надежда встать. Я уже привыкла к себе. Я самостоятельна.

- А к чему хотелось бы стремиться?

- Всегда есть к чему расти. Нет грандиозных планов. Все крутится вокруг дочери. Я хочу стать для нее настоящим другом и опорой в жизни. Я жалею, что нет образования. Возможно, оно не откроет для меня новые горизонты, но все же…

Я люблю свою работу. Мне нравится, что я занята. Для меня время пролетает незаметно. Но теперь я все знаю в своей работе. А мне хотелось бы продолжать расти профессионально. Наверное, я решусь на дальнейшее образование.

Ира получила психологическую и реинтеграционную помощь в рамках программы по противодействию торговли людьми, реализуемой Представительством Международной организации по миграции (МОМ) в Республике Беларусь при поддержке Шведского агентства международного развития и сотрудничества (Sida)